60 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспоминания о рыбалке в Сибири. Рассказы о рыбалке.

Воспоминания

Осмелюсь предложить новосибирцам рассказ о рыбалке в Монголии.

Впервые выдан в 2013 году на http://www.fishingkem.ru

Рыбалка в Монголии

Огромный монумент Чингисхану, возвышаясь над суетным миром золочёной глыбой — горой, зорко всматривался в бескрайние степные просторы Монголии. Откуда когда-то он двинулся со своими храбрыми войнами, покоряя народы и просторы. Возвышаясь в назидание потомкам о некогда могучем величии страны, будя дух сегодняшних, молодых и юных, желающих вновь видеть страну великой и мощной державой. Шедший по телевизору ролик навеял ностальгические воспоминания далёкого прошлого, Монголию 60х, начало 70х годов. Где был в загранкомандировке по контракту с 1967 по 1971гг и с 1973 по 1976 в качестве специалиста ВЧ связи в энергетике в монгольском ЭНЕРГОУПРАВЛЕНИИ. Рыбалка у монголов не пользовалась особым спросом, раньше рыба считалась священной. В противовес нам, приехавшим из России с Сибири. Божественные видения рыбалки тех лет, в местах монгольской командировки преследуют меня всю жизнь. Наполняя блаженствием яркие и ёмкие ностальгические воспоминания молодости о той чудесной поре, унесенной, будто водами местных рек и речушек в невозвратную даль. Реки Монголии были очень наполнены рыбой. Нет, они были пропитаны ею. Где выживали сильнейшие и крупнейшие рыбины. Рассказывая вам о том времени невольно, и сам попадаю под гипноз невозвратного счастья – рыбалки на родине Чингисхана. Туула, Хаара, Керулен, на которых мне приходилось рыбачить, не глубоки, текут по галечнику вода кристально чистая. Перекаты перемеживаются плесами. Туула протекает по окраине Улан-Батора. Дно галечник, вниз по течению 80-100 км. берега уже обрывистые земляные 1,5-2 м со спокойным течением. Здесь в более глубоких местах появляются сом, налим, крупный карась, чебак, щука. Окунь не попадался ни разу. Трудности в то время представляла не сама рыбалка ни бичиги от властей, а снасти и принадлежности. Леска была ГДРовская 0,3-0,5. Буров поначалу вообще не было, приходилось долго и упорно попеременки долбить лунку пешнёй. Снежный покров выдувался ветром, если и выпадет не много снега, то он вскоре просто испаряется, так как воздух очень сухой морозный с ветром. Лед на реках в середине зимы достигал 1,5-1,8 метра. Позже у меня появился ледобур-«ложка», значительно легче стало забуриваться. Хотя у «Ложки» трудность в начале забуривания. Приходилось сначала маленьким топориком начинать лунку, а потом уже ледобуром доводить её до конца. Палаток не было, приходилось одеваться теплее: полушубок, ватные штаны, валенки. Удочки самодельные, ручка из пенопласта, шестик из листового винипласта. Сторожок для ловли ленка, хариуса, таймешат, обычно не ставили. Поклевка резкая сильная, дай бог удержать в руках удочку. Блесны использовались как грузило на крючок. Малек — типа верхоплавки. Его добывали поздней осенью в ручьях. Для этого ставили сетку, в виде большого сачка перегораживая полностью ручей, и сверху по течению гнали малька. Пойманную мелюзгу укладывали в коробку, пересыпали снегом, чтобы не выветривался и на балкон. На хариуса набирали в этих же ручьях ручейника. На рыбалке замороженного малька опускали в лунку, где он быстро подтаивал. Руками перегибаешь его туда сюда, ледок на нем тут же осыпается, одеваешь сразу на крючок и в лунку. Крючки на ленка, тайменя номер 10-12 по нашей классификации, на хариуса 6-8.Первая поездка на рыбалку у меня состоялась на льду реки Керулен в 150-180 км от города. Заранее купили бичиги — разрешение на рыбалку на семь суток за 14 тугриков и в субботний вечер после работы выдвинулись. Рыбацкая компания была из советских специалистов, работавших в уланбатортэцстрое ,прознавших места не хуже местных любителей рыбы. На рыбалку и охоту ездили на ГАЗ 66 с будкой специального оборудования – печка, столик, лавки, чтобы всё по человечески. Под будкой был положен стальной лист толщиной 10 мм для мягкости езды по грунтовым дорогам. И вот она первая вылазка. Было это в начале декабря. Дорог несколько, они то сходятся, то расходятся – так монголы ездят по степям. Ночь тёмная, впереди пара сотен километров без дорожных знаков и никаких ориентиров. Водитель потом, шутя, сказал, что ехал по звёздам, пока мы в будке — салоне играли в тепле в карты, коротая долгую дорогу в ночи. Чуть засветился, разрезая тьму неба горизонт. Место на реке компания знала хорошо. Не раз бывали там, забуриваясь на перекате, заканчивающимся длинным глубоким плёсом. Ёжась от ветра и мороза, шагнули из протопленной машины в чуть забрезший рассвет. Мёрзнуть пришлось не долго. Пешня быстро прогнала сонливость, выгоняя пот. И вот она – моя первая лунка во льду на чужой земле. Зацепил на блесёнку малька и процесс начался. Течение воды сносило малька от лунки, что хорошо сказывалось на потере бдительности у рыб. Лёд был чистый, как стекло и рыба видела все движения рыбака. Первая поклёвка была неожиданной, резкой не похожей на привычную окунёвую. Кто-то мощный вступил со мной в схватку. Не взирая на толстую леску, там подо льдом, с треском протаскивая её между пальцев буянила мощная рыбина.- Ты главное первую не упусти, потом пойдёт. Только успевай с крючка снимать, помнился совет друзей. Первая рыба оказалась ленком более двух килограмм весом. Невзирая на счастье, переполняемое меня выше крыши, увидел у всех лишь благодушные улыбки, будто говорившие:- Подожди! Будут ещё и не такие экземпляры. Дрожащие руки, нетерпение следующей поклёвки, второй живец, вновь крупная рыба с непривычно большими размерами. Рыбачили часов до трёх. Довольные рыбалкой и клёвом уезжали с наполненной душой и с полными емкостями рыбы. Это была воодушевлённая рыбалка. Это была песня, затрагивающая такие струны души, от которых она вся сотрясалась, отзываясь радостью и вдохновением. На реке Хаара однажды случилась загадка. Наступала поздняя осень, дело шло к вечеру. Перекат, где рыбачил в ту пору, переходил в плёс. На его входе поймал несколько, ставших уже привычных ленков. Вечер опускался быстро. Холодало. В глуховатой тишине вечера до меня донеслась божественная мелодия колокольчиков. Откуда шёл звон, сразу невозможно было понять. Но он был, витал вокруг, наполняя негромким неповторимо чистым звоном всё вокруг. Пошёл к перекату, звон усилился. Манящими искорками, в свете появившейся луны, вода на перекате, задевая лёгким прикосновением молодые льдинки, вызывала этот завораживающий звон серебряных колокольчиков. Покидая Монголию по окончанию контракта, перед отъездом в Союз, стало доброй традицией сделать выезд на прощальную рыбалку. Добрая традиция, нужная, скрепляющая нашу дружбу. Вот во время одного из таких прощальных выездов поехали в верховья реки Туулы, километров на восемьдесят. Конец осени, ноябрь, ледок уже был. Спустившись с сопок в долину реки, машина вдруг остановилась. Из кабины кричат:- Смотрите! Грифы. Их было несколько штук. Неприятно голые чёрные шеи, острые клювы, мощные когти рвали какую-то падаль, заметив её с небес. Машина стояла в каких-то метрах пятидесяти, но они не обращали на нас ни малейшего внимания. Это была их добыча, и делить её они не желали ни с кем. Вырывая кусками мясо, вызывали некое чувство отвращения. Молча покинули место трапезы грифов. Ускоряясь на своё, заветное, где бывали уже не раз, на плёс за перекатом. Река в том месте делала крутой изгиб, ударяясь в берег. За этим изгибом открывался чудесный плёс. Лёд замёрз. Чистый и прозрачный, ровный и скользкий. Блюдце метров тридцать в ширину и метров пятьдесят – шестьдесят в длину. Выхожу на лёд, а подо льдом черно от хариуса. Его там сотни, слоями. Иду по льду, рыба медленно расступается, но не думает разбегаться. Смотрите, кричу мужикам. Сколько их тут! Взялись за шумные пешни. И вся рыба ушла на дальний конец плёса. Перешли ближе к перекату. На лёд, где был снег, укрывший нас от осторожного хариуса, и на ручейника жадно пошёл черныш. Перешёл на малька – тут же объявился ленок. Резкий удар и толстая леска лопнула со струнным звоном, видать таймешка здесь же лакомится. Азарта конечно много в той рыбалке, но не жадничали, рыбу брали в меру. Для себя, угостить соседей. Случались летние рыбалки. Какой-то юбилей был на работе у тэцстроевских . Ну и меня пригласили. За окном жаркий июль. Рыба к столу обязательной уже стала. Надо ехать, куда деваться. Специалистов кликнули, наказ добрый, бредень метров на десять в руки и в путь. А нас второй раз звать не надо. Поехали вниз по Тууле, там, где река разветвляется на протоки, затоны. Течение по реке спокойное, а в затонах вообще тишь. Завели первый раз – полно рыбы, выбрали лучшую. Завели второй, и достаточно уже. Карась такой, что двумя руками не обхватишь. Ну а я копнул червячков, собрал удочку и на речке давай пробовать. Сомики пошли с 1-2 килограмма. Идут легко, это не ленки. Порыбачили, позагорали, искупались. А вот теперь отдохнув, с рыбой, скорее домой. Наступило и время моего отъезда на родину. Прощальная рыбалка ,середина августа. Монгольское руководство выделило машину газон газ-69.Водитель, его друг охотник и мой подопечный все монголы . Палатка, спальники еда напитки ну мои рыбацкие снасти. Поехали в низовья Туулы. Места гористо-холмистые поросшие лесом. Рыбачил на удочку ,червячки были припасены.Без поплавка заброс выше по течению и слегка подергиваешь против течения Поклевка сразу удар- подсечка и по воде вываживаешь на пологий галечный берег. Хариус не пуганый ленок-удовольствие несравнимое. На последок оторвался по полной. Монгол охотник тоже не дремал- добыл косулю. На рожнах жарили свежее мясо вкусно. Пробыли три дня и две ночи. Вот так и закончилось мое пребывание в Монголии. Добрую память и приятные воспоминания оставляю в сердце, покидая твои просторы.

Таёжные истории. Часть 1 — Рыбалка

«Речушка по колено, а рыбы дох.я»

Подобная речушка повстречалась мне раз в жизни, где обозначенное оказалось чуть ли не в том смысле, на какой пытаются, ломая голову, буквально перевести иностранцы.

Произошло это лет nn лет назад в славной Республике Коми

во время очередной командировки в глухие таёжные края, где до ближайшей деревни было порядка 12км.

Занимались инженерно-геологической деятельностью, живя в вагончиках в тайге, а работая в окрестностях. В какой-то момент народ решил сделать себе пару-тройку выходных; такое обычно бывает когда немного перевыполняешь план (или погода подводит,или кто-то заболел, или просто заебались решили набухаться), и немедленно отправился в загул — бессмысленный и беспощадный.

Не участвовавших в этом празднике жизни повальном пьянстве было три человека, собственно я, который мог выпить грамм сто после работы без дальнейшего усугубления, второй — местный парень, выходец из староверов и третий – просто трезвенник закодированный.

Закодированный не мог без боли для своего измученного нарзаном организма оставаться в кругу пьющих, поэтому почти всегда оставался с техникой на месте работ, один на один с природой и с книжками, которые брал у меня почитать.

Я тоже старался в подобные дни чем-то себя занять — заготавливал дрова, собирал ягоды-грибы, готовил, также читал книжки, которые всегда брал с собой в поездки.

Речь пойдет насчет местного парня. В один из дней подходит ко мне, говорит, мол, не теряй меня, пойду примерно туда-то, рыбу половлю. Я говорю, ты что, дурак, мы в тайге, тут до реки ближайшей пилить и пилить. Да нет, говорит, тут рядом речка протекала, когда мимо проходили что-то вроде мелькнуло.

Чтобы было понятно, местность примерно такая,

речек, конечно, полно, но они такие, что мы их перешагивали, не снижая скорости ни пешком, ни на вездеходе. Кого там собрался ловить и кто там может водиться — непонятно, не за головастиками же он собрался.

Читать еще:  Рыбалка по первому льду, проведение рыбалки в перволедье

Намотал леску с одним крючком на ладошку, без поплавка, без грузила, наковырял гусениц под корой да и пошёл. Я то, как сам считал, бывалый рыбак, только головой покачал в его сторону, да в книжку уткнулся, мол, чего дурня отговаривать, сам поймёт.

Не было его час с небольшим, вернулся. Кто-то из пьяной компании очухался, решил подколоть, что, друг, поймал-то рыбу, на ушицу. Тот спокойно опускает пакет, и от увиденного у нас глаза по пять копеек.

Почти два десятка хариуса, выловленных меньше, чем за час в речке, шириной сантиметров 50-70, глубиной 30-50 см! У меня в голове такое не укладывалось.

PS. Ну а я нашёл себе дополнительное занятие в «пьяные дни», о которых, надеюсь, будет в следующей части.

О рыбалке в Западной Сибири

Рыбалка в Сибири в этом году для меня началась с разговора с оракулом. Я настучал для него на компьютере несколько ключевых слов, немного подумав, он выдал мне все, что знал о рыбалке спиннингом в окрестностях славного города Томска. В основном он рассказывал о прошлом, о том, что уже произошло и было проиндексировано в его памяти. Мне же, сопоставив все данные, приходилось угадывать будущее — что сулит мне как рыболову эта августовская поездка в Западную Сибирь.

Сразу оговорюсь, в этом краю я был не раз. Помимо самых нежных чувств к своей родне, каждый год меня влекла туда неповторимая сибирская природа. Однако в силу различных обстоятельств в последнее время попадал туда далеко не каждый год. И хотя рыбалка в окрестностях Томска для меня ни в коем случае не являлась тайной за семью печатями, я потратил не один час, просматривая томские рыболовные форумы. Спиннинг, помутивший мой рассудок и вытеснивший из моих рук все остальные орудия спортивного лова, жаждал новых жертв и новых трофеев. Но опыт ловли хищников на искусственные приманки в Сибири у меня был маловат. Все свое детство я ловил там щуку на живца или резинку, а мирную рыбу — в проводку или донкой. Резинка оснащается поводками с мушками из красных ниток мулине или блестящих, а рыболов постоянно держит леску в руке и делает длинные потяжки с паузами. На этот сибирский «самодур» мы ловили окуней, щук, судаков.

В последние годы я стал испытывать слабость к щуке и жереху, поэтому мысленно ставлю перед собой цель — поймать сибирскую щуку и. сибирского жереха, коим можно в определенной мере, конечно, назвать, язя. Миссия отнюдь не невыполнима. Вскоре выясняю, что хищные обитатели сибирских рек ничуть не меньше жалуют воблеры, вращалки, колебалки и силикон, чем их украинские собратья. Многообещающие рыболовные отчеты на форумах были написаны по итогам поездок в хорошо известные мне места, поэтому, с чувством облегчения уложив в сумку приличную коллекцию проверенных воблеров и блесен, прихватив с собой тубус с удилищем, которое впоследствии пришлось сдать в багаж, я вылетел из Киева навстречу своему рыболовному Эльдорадо.

Вдохнув первый глоток августовского сибирского воздуха в аэропорту Томска, я подумал, что не зря перед отъездом мама напомнила мне поговорку: настоящий сибиряк не тот, кто никогда не мерзнет, а тот, кто тепло одевается. Было заметно, что природа и люди уже начали готовиться к осени. Было пасмурно, температура около +12 °С.

Август, пожалуй, не самый лучший, но и не самый худший месяц для местного спиннингиста. Однако, стоп! Прежде всего совершенно необходимо сказать несколько слов об этом замечательном городе. Город был заложен на реке Томь, в том месте, где в нее впадает речка Ушайка, более 400 лет назад. По легенде, и реке и городу название дала эуштинская принцесса и, по совместительству, красавица Тома. Ее жениху и, по совместительству, доблестному воину Ушаю повезло меньше — в честь него назвали лишь речушку. Самобытность этого города долгое время определялась его относительной изолированностью. При строительстве Транссиба из-за окружавших Томск болот он остался в стороне от главной транспортной артерии Сибири. Томичи, конечно, не превратились в сибирских робинзонов крузо, а город и область не стали «затерянным миром», но стали чем-то неуловимым выделяться среди других сибиряков. Взять хотя бы деревянную архитектуру — лицо и визитную карточку Томска. Другой такой нигде в Сибири и даже в России вы не встретите. К сожалению, в последнее время на этом лице все чаще стали появляться бесформенные кирпичные «угри».

По своим размерам Томская область почти равна Германии. Если взглянуть на карту, сразу становится понятно, что недостатка воды она не испытывает. Через всю область протекает одна из великих сибирских рек — Обь, а вся остальная территория опутана сетью средних и мелких рек и речушек. Такие притоки Оби, как Кеть, Чулым, Васюган, волнуют сердце многих российских рыболовов, манят все еще довольно дикими берегами и своими рыбными запасами. Даже Томь, несмотря на регулярное загрязнение сбрасываемыми промышленными водами, по-прежнему является довольно рыбной рекой. В этом я убедился, прогулявшись по набережной в том месте, где, вопреки несчастной любви, Тома и Ушай все же встречаются. Как и раньше, то тут то там метрах в пяти от берега стояли по пояс в воде рыболовы и впроводку ловили шустрых ельцов и подъязков. На небольшом мысу расположились любители донки. Прогресс не стоит на месте, и вот уже рядом с традиционными поплавочниками и доночниками я встретил рыболова со спиннинговым удилищем, «бомбардой» и микровращалкой. И все они были с рыбой.

Трофейную щуку спиннингист может отыскать совсем недалеко от города. А десятки мелких таежных речушек Томской области таят в своих быстрых водах шустрых хариусов, зубастых ленков и тайменей. Однако добраться в эти места нелегко. Поэтому ограниченный временем, финансами и отсутствием собственного транспорта, необходимого для дальних поездок, я с радостью откликнулся на приглашение коллеги моего брата порыбачить на Оби километрах в сорока от города.

Местом нашего пребывания стала база отдыха медуниверситета, расположенная прямо на обрывистом берегу реки. В наше распоряжение были предоставлены несколько уютных деревянных домиков. Отдыхающих на базе практически не было, видимо, все уже готовились к новому учебному году. Познакомившись со сторожем и директором базы, мы бросили вещи, во дворе приготовили барбекю и стали «хорошо сидеть». После многочисленных тостов за дружбу братских народов, обсуждения политической ситуации в одной стране, потом в другой и, наконец, в мире в целом разговор плавно перешел на рыбалку. Мой новый знакомый и его товарищ ловили преимущественно вертикальным джигом, сплавляясь по течению на резиновой лодке над ямами и другими наиболее перспективными местами. Снасть — короткое жесткое удилище, груз-головка 20-30 г на вольфрамовом поводке и третий «предатель». Техника ловли напоминала зимнее блеснение. В уловах преобладала щука, были также окунь и судак. Чем ближе к осени, тем экземпляры крупнее. Ловить втроем с небольшой резиновой лодки было не совсем удобно, поэтому наша рыболовная команда приняла решение высадить меня с запасом воды, продовольствия и рыболовных приманок на каком-то острове.

Утром следующего дня мы погрузили лодку на крышу «Нивы» и проехали несколько километров вверх по реке. Оставив машину на берегу, мы вскоре рассекали обские волны с помощью продукции японского гиганта машиностроения «Хонды». Ширина Оби в этом месте, как и вообще в ее среднем течении, достигает метров пятьсот. Один берег пологий, другой обрывистый. Течение довольно сильное. Дно песчано-гравийное, но отмели заболочены. Нередко встречаются песчаные косы и вытянутые острова, поросшие тальником или лесом. Наконец мы находим подходящий остров рядом с песчаной косой, заходим в узкую протоку с очень сильным течением, которая переходит в перекат. Пожелав удачи, меня высаживают на берег.

Цепляю «вертушку» и делаю несколько пробных забросов в протоку с песчаного мыса. Однако вскоре понимаю, что ровное дно, небольшая глубина и сильное течение вряд ли понравятся щуке. Тем не менее вращающийся лепесток блесны с интересом провожают ельцы, резвящиеся на струе. Через метров тридцать береговой линии острова берег постепенно становится все более высоким и заваленным упавшими деревьями и примкнувшим к ним топляком. Эти естественные преграды замедляют течение, создают «обратку» и ямки. Я роюсь в коробочке и пытаюсь сообразить, какую приманку лучше использовать. Терять воблеры в этих завалах не очень хочется, вертушки вряд ли будут погружаться на нужную глубину, поэтому я возлагаю свои надежды на джиг и колебалки, хотя и к тем и к другим отношусь довольно прохладно. Видимо, не зря говорят, что в приманку надо верить. Мое неверие передается силиконовому Predator, а уже от него — щуке, которая отказывается верить в то, что перед ней суетится живая рыбка.

Я двигаюсь по кромке воды, прямо за спиной обрыв метра два в высоту. Места очень хороши, так что с нетерпением жду такое знакомое чувство тяжести и дрожь на другом конце спиннинга, однако время идет, а поклевок нет. Внезапно слышу, а потом и вижу парочку крякв, поднимающихся из глубины острова. Сообразив, что там наверняка есть озерцо, продираюсь к нему сквозь заросли тальника. Вскоре действительно нахожу его: оно заливное, т.е. наполняемое паводковой водой, неглубокое и метров 70 в длину. По опыту знаю, что в таких озерцах иногда встречаются очень неплохие экземпляры щук, которые заходят туда весной и к лету выедают в них все, что движется. Цепляю плавающий неглубоко идущий Rapala Original. но нет, от воблера лишь бросаются врассыпную в разные стороны маленькие гольянчики.

Осматриваюсь наконец. Озерцо довольно живописное. В дальнем краю с кучи топляка за мной внимательно следит зимородок. Вокруг заросли дикой черной смородины и мяты. Не удерживаюсь и набиваю рот ягодами, а пару стеблей мяты с листьями сую в карман для вечернего чая. Тут же обнаруживаю цветущие заросли иван-чая. Говорят, что сибирские цветы такие яркие, потому что спешат показать себя во всей красе за короткое сибирское лето.

Возвращаюсь на берег, оставляю в качестве дани реке несколько джиговых приманок и колебалку-незацепляйку, а поклевок все нет. Поэтому решаюсь и цепляю золотистую Aglia №3. Всматриваясь в воду, пытаюсь понять конфигурацию топляков под водой, делаю недалекие забросы. Веса блесны хватает, чтобы она погрузилась метра на полтора. Понимаю, что до второй бровки мне не добраться, но другого выхода не вижу. Забрасываю блесну в небольшой заливчик параллельно берегу, веду ее против течения. Вертушка «упирается», как может. И вот первая долгожданная поклевка. Несколько благодарных кивков удилища и я становлюсь счастливым обладателем двухкилограммовой щуки. Ура! Программа-минимум выполнена — сибирская щука поймана. Используя веточки тальника вместо хирургических инструментов, извлекаю тройник блесны из ее пасти.

Продолжаю облавливать топляки и чувствую себя первооткрывателем, потому что явных следов пребывания человека на моем острове нет. Берег местами завален настолько, что мне приходится карабкаться на обрыв и по нему обходить завалы. Романтики добавляет и то, что приходится лишь догадываться, что скрывается вон за тем поворотом, зарослями кустов или упавшей сосной. Щука держится преимущественно в небольших заводях, где замедляется или практически отсутствует течение. В одной такой заводи почти подряд вытаскиваю двух килограммовых щучек на все ту же золотистую Aglia. Однако вскоре и она меняет место жительства с моей коробочки на подводную корягу в Западной Сибири. Пристегнутая меппсовская «Черная фурия» провоцирует на поклевку еще двух щучек, которые затаились в треугольнике, образованном упавшей осиной и берегом. Однако клев нельзя назвать сумасшедшим, выловленная рыба явно трудовая. Мысленно ругаю себя за то, что не обзавелся силиконом с офсетчиками, которые были бы здесь очень уместны. Чтобы запечатлеть себя на фоне реки, вешаю свой Canon на ветку куста, ставлю задержку спуска на 10 секунд и позирую.

Читать еще:  Ловля гольяна: снасти, наживки и техника ловли

Солнце становится в зенит, начинает припекать, я вспоминаю про язей и перекат. Обойдя остров по периметру, возвращаюсь к месту, где меня высадили и обещали забрать на большую землю. На катушку ставлю шпулю с леской 0,22, ставлю «бомбарду» и цепляю желтую микровертушку-«маньячку». На первом же забросе чувствую резкую поклевку, слабеющее сопротивление и ловлю рукой прогонистое тело ельца. Сибирский елец довольно жирный и необычайно вкусен в копченом виде. Перекат довольно мелкий, чуть выше колена, но я стою на прибрежной гальке метра за два до воды, чтобы не спугнуть рыбу, которая обгладывает прибрежные камушки и поджимает мальков к берегу. Снимаю рюкзак, ставлю его на гальку и начинаю увлекательную ловлю. Почти каждый заброс заканчивается поклевкой, однако часто случаются сходы. Кроме ельцов, вытаскиваю несколько хороших окуней, однако чувствую, что способен на большее. В смысле, на язей.

Пройдя метров тридцать вниз по течению, где оно немного стихает, с силой забрасываю произведение киевского мастера в воду своим отнюдь не ультралайтовым удилищем. Как всегда, внезапно чувствую упрямую тяжесть. Красноперая рыба несколько раз выпрыгивает из воды, бьет хвостом возле берега, но вскоре затихает, придавленная коленом. Язь небольшой, но я все же заслуживаю «зачет». Удивляюсь, как он не выдавал своего присутствия на такой мели. Вскоре на все ту же «маньячку» вытаскиваю еще пару подъязков и ельцов. Такая разнообразная ловля приносит огромное удовольствие. Моя «зачетка» — сумка с рыбой — оттягивает плечи, и я сажусь на поваленное дерево отдохнуть и полюбоваться обскими просторами.

. За несколько дней до отъезда на родину случайно, в кафешке, знакомлюсь с молодой английской парой. Насмотревшись передач о рукотворных чудесах света на канале «Дискавери», они путешествуют по Транссибирской магистрали, останавливаясь ненадолго в крупных городах. Англичане в восторге: в Англии поезд делает остановки каждые десять минут, а тут можно ехать час, два. пять — и ни одного города! Отвечая на вопрос, чем я занимаюсь в Сибири, говорю, что был на рыбалке на реке Обь.

Малые реки большой Сибири

  • Автор:

Видеть результаты голосования (кто как голосовал) могут только пользователи с рейтингом выше 20.

Два предыдущих дня на Оби очень порадовали поклёвками, рыбалка была и последний полный день в Новосибирске хотелось потратить на мирную рыбу. А это значит малые реки и микро приманки.

А малые реки это конечно лёгкие и сверхлёгкие снасти. А так-же это две совершенно разных видеоверсии происходящего.

Итак, не откладывая в долгий ящик — мы на месте. Уже успели сменить место, потому что вода упала и часть проток заросла, а другая просто высохла. Перед нами перекат со струёй и видно, что после переката неплохая яма.

Микроколебло отвечает, но слабо, поэтому ставим отводной и мушку.

И буквально на следующем забросе — плотва! Lat. Rutilus rutilus.

Идём дальше вверх по течению. Периодически попадается полосатый разбойник. Да что там периодически, постоянно! Чего уж ему эта мушка приглянулась?

Джунгли Сибири иногда похуже реальных джунглей!

Нужно что-то менять! Окунь уже достал. Мелкий, наглый, хватает мушку вперёд целевой рыбы. Друг Николай как раз подарил мне интересные приманки — микротурбинки. Эдакое сочетание мушки и вертушки, это та приманка, которая должна отлично здесь работать.

И да. Белый хищник не заставил себя долго ждать, проводка у травы вынудила бандита на поклёвку. Подъязок — lat. Leuciscus idus.

Перемещаемся дальше, чего стоять на одной точке? Ставлю обратно отводной поводок и микро-силиконовую приманку от Дмитрия Аксенти. Приманка получается сродни мушке, но имитация зашкаливает.

И вот ещё одна белая рыбка. Елец — lat. Leuciscus leuciscus. Отличается от плотвы более прогонистым телом и цветом плавников.

Тем временем время движется к вечеру, солнце садится и в ожидании выхода вечернего хищника ставлю микроджиговую приманку.

И действительно, начался просто отрыв по окуню!

Самое главное было закинуть точно под берег. Поклёвка следовала незамедлительно.

Попадались очень достойные экземпляры!

Ну а всю историю вы можете посмотреть в моей видеоверсии:

Продолжение приключений в Новосибирской области. В этот раз мы с Василием решили походить по малым рекам, а это значит ловля на лайт и ультралайт, мушки, микросиликон, микроджиг и абсолютная разнорыбица.

Ультралайт рыбалка на малых реках. За что мы любим её? Каждая такая рыбалка — это маленькое путешествие по реке. Ты наедине с природой. Чистая вода, красивейшие пейзажи. Часто видно, как рыба хватает твою приманку. Отдых душой и сердцем от ловли рыбы на деликатную снасть. Это ли не счастье? Вместе с блогером mefik ловили разную рыбу на ультралайт спиннинг. У меня клевал окунь, щука, елец и даже попался судак. Мой гость ловил на мушки, поэтому ему попалась и плотва, и небольшой язь. Это заключительная совместная рыбалка в Сибири вместе с моим гостем. Было круто! Спасибо, Макс, за компанию!

?Пойманные рыбы:
Ide (Leuciscus idus) Язь
European perch (Perca fluviatilis) Окунь
Roach (Rutilus rutilus) Плотва
Eurasian dace (Leuciscus leuciscus) Елец

?Снасти:
Спиннинг — Megabass Shoreluck SLL-78ULT 0,4-10g
Катушка — Shimano Stella C3000S
Шнур — YGK G-Soul Upgrade PE #0.6 0,128mm

Воспоминания о давней рыбалке

Как то так получилось, что в то время, о котором пойдет речь — рыбачили на Томи мы довольно часто, хотя и рыбы там — в сравнении с Обью, было несравненно меньше. Да и понятно — до великой сибирской реки 400км, только в отпуске и вырвешься, а Томь практически рядом — каких то 30-40 верст, но каких — таежного бездорожья. Скорее всего, это и привлекало — отсутствие дорог — подразумевало какое- то спокойное безлюдье, своеобразная романтика бродяг.

Поехали мы втроем, на моей «Ниве», на три дня. Собственно рыбалка в тот раз была на втором плане, главная цель заключалась в другом. Товарищ уезжал в Германию, на ПМЖ, и хотел напоследок посетить места былых рыбалок. Процедура прощания с Родиной началась сразу — как только уселись в машину — веселящих напитков было достаточно. Я будучи за рулем — не употреблял, даже в тайге — отсутствие гаишников еще не повод для возлияний.

Поднялись на самую высокую точку водораздела, внизу Томь, старицы, курьи, кругом тайга — глаз не оторвать.

— Какая же она красивая, наша Сибирь! — такие слова всегда говорил наш третий товарищ, когда мы проезжали это место — а я, козел, в Киргизию уезжал.

Насколько я помню в Киргизии, он пробыл ровно полгода, работал в какой- то артели, на золоте, и быстро оттуда свалил, но видимо даже такая измена Сибири — глубоко запала ему в душу.

Он имел какие- то Крымские корни, в Феодосии у него проживало много родственников, часто отпуск проводился им в тех краях. Его всегда сильно возмущало то, что полуостров остался в составе Украины:

— Это надо же было додуматься — Крым хохлам отдать! Там же русская земля!

Жалко, немного не дожил Владимир Иванович до восстановления справедливости — он бы порадовался.

Добрались до реки, надергали чебаков. Ловили с лодок, в проводку, уклейки тогда еще не было, рыбалка приносила удовлетворение.

Короткая летняя ночь пролетела незаметно — хлебали жиденькую ушицу, жарили рыбешку на сковородке, используя ее на закуску, от выпитого почему то не пьянели. Алкоголь лишь придавал разговорам, какой — то душевный оттенок. Друг уезжал навсегда, сжигая за собой мосты. Оказалось — теща у него — чистокровная немка. Ну вот дочь и собралась использовать это обстоятельство по полной. Серега был поставлен перед выбором — разделить имущество и остаться в России — либо уехать, распродав все, что нажил «непосильным трудом». Жена была вторая, общих детей у них не было.

Отрыбачив туманным утром, сбив охотку ловлей неугомонных чебаков, наступившую жару коротали лежа на берегу. Высокие кусты тальника давали тень, ветерок с реки прогонял гнус — красота!

— Эх, сейчас бы минералки!

Вдруг видим — вдоль берега, по воде, в закатанных до колена штанах, бредет мужик, таща за собой на веревке лодку. Вид у рыбака бомжеватый, в лодке — старой-престарой ЛГН, какие- то снасти.

— Куда это он? — заинтересовался Серега – тут же на 20 верст вокруг, никакого жилья.

— Так это по нашему берегу, а на той стороне, в трех километрах выше по течению, деревня, из за излучины не видно.

— Эй ,мужик! Магазин в деревне есть?

— Я глухой — как пень! — мужичок не останавливаясь, даже не поворачивая головы, идет дальше.

— Говорю — магазин есть? — кричит Серега.

— Ходит, ходит автобус — так же, не поворачивая головы, отвечает бродяга, быстро удаляясь.

Минут через десять встаю, выхожу на урез воды — мужика уже и след простыл, не видно даже. Как быстро, так он и в деревне скоро окажется — эта мысль подвигла нас на действия. Выкидываем из лодки удочки, садимся — и алга! Все оказалось не так просто и быстро — течение сильно мешало. Серега выскочил из лодки и пошел берегом — стало малость повеселее. Через какое-то время вижу рыбачка — сидит на берегу, под кустами, и ест рыбу, обедает. Вовсе не так далеко он успел отойти, как представлялось. Возвращаемся на исходную, опять на бок.

— Слушай, а я ведь догнал глухого, оказывается, он мало-мало слышит. Спросил его: «Как же так браток, как ты докатился, до такой жизни?» Отвечает: «Все у меня было — и дом, и лодка с мотором — да вот уезжал в Германию жить, теперь вернулся». Это Серый и тебя ждет!

— Ага, и оглох он там же?!

До деревни мы все равно добрались — найдя разумное и несложное решение проблемы. Закинув надутую лодку на крышу «Нивы», отправились в заданном направлении берегом, почти без дороги, по каким -то заброшенным покосам. Вместо трех километров по воде, сушей их получилось семь. Ну да — для бешеной собаки… Вообще не крюк. Вот только магазин уже закрылся — остались без минералки, найти молоко и тогда, и сейчас можно не в каждой деревне — в той не было. Зато удалось разжиться полторашкой самогонки — не с пустыми же руками возвращаться…

С того времени прошло пятнадцать лет… «Иных уж нет, а те далече». Серега сейчас ловит фидером камбалу на Балтийском море, но рыбу не ест, по привычке предпочитает сало. Когда приедается, жарит его же для разнообразия. По России скучает, иногда приезжает, в тайгу не просится — пьем водку на даче.

— Ты за это время немецкий то выучил?

— Да я его и так знал: «Хенде хох!», «Фрау шнапс!» — вполне достаточно!

Воспоминания о рыбалке в Сибири

***
Весной 1957 года мы с отцом вернулись в целинный Казахстан. Здесь в Смирновской средней школе я закончил десятый класс, начатый еще на Украине, и уехал в Томск, где поступил на учебу в политехнический институт. Начался «сибирский» период моей жизни. Студенческая жизнь была наполнена множеством интересных событий, среди которых редко находилось время для рыбалки. Тем не менее, иногда мне удавалось посидеть с удочкой или побродить со спиннингом на берегу Томи в Лагерном саду.

Однажды вечером мы с друзьями отдыхали здесь после напряженных занятий. Один из нас был со спиннингом и ходил вдоль берега Томи, периодически забрасывая снасть почти до середины реки. Мы подсмеивались над своим товарищем, советуя ему не упустить тайменя, если он вдруг клюнет. Через некоторое время наши насмешки смолкли, так как затрещала катушка спиннинга, а удилище изогнулось дугой. Мы собрались около нашего Лёши, молча наблюдая за его борьбой с какой-то крупной рыбой.

Читать еще:  Сельдь на гриле

Не менее пятнадцати минут продолжалось состязание рыболова с его добычей, рыба таскала его за собой вдоль берега, а мы гурьбой ходили за ним, собирая за собой немало любопытных. Наконец из воды показались большой хвост и спина крупного тайменя, мы разом ахнули. Вот это да!

Алексей медленно подвел тайменя к самому берегу, соображая, как его вытащить без подсака. Последовал мощный удар хвоста, леска не выдержала, а огромный таймень, ещё не веря в свою удачу, продолжал оставаться у берега в небольшой ямке. Кто-то из нас не выдержал, схватил большой камень, лежавший на берегу, и бросил его в рыбу. Когда разошлись круги и осела муть, тайменя уже и след простыл. Долго ещё мы не могли успокоиться, а незадачливый рыбак едва не сломал от досады свой спиннинг.

***
Как-то на летних каникулах мы с приятелем на несколько дней отправились порыбачить на небольшие озера, раскинувшиеся цепочкой на противоположном низком берегу Томи. Ночевали в стоге сена около старицы, где в гордом одиночестве неплохо половили отменных карасей (100-150 граммов). По дороге домой показали улов кому-то из встречных. Когда через два дня мы снова пришли на это место, то увидели там нескольких рыбаков, промышлявших карасей. Они-то и рассказали нам, что позавчера здесь двое парней «обловились» карасями весом до полкилограмма!

***
В 1962 году после окончания занятий на пятом курсе, выкроив пару дней в период дипломирования, я с двумя товарищами, тоже страстными любителями рыбалки, отправился порыбачить на замечательную реку Яя. Автобусом из Томска доехали до села Большедорохово, далее прошли по мосту через реку, свернули с дороги, продолжая идти вдоль правого берега, и через полчаса остановились в месте, которое нам приглянулось.

Река Яя необычайно красива, она протекает по Кемеровской и Томской областям и впадает в Чулым, являясь его левобережным притоком. Мы собирались порыбачить здесь дня два. Поскольку дело клонилось к вечеру, мы поставили палатку на крутом берегу под каким-то большим деревом, поужинали с тостом за рыбалку, настроили спиннинги, донки и жерлицы для завтрашней утренней ловли и дружно залегли спать.

Проснулись рано утром от щебетанья птиц, выглянули из палатки. Солнце только собиралось показаться из-за горизонта, было теплое майское утро, и над рекой курился легкий туман. Красотища необыкновенная! На противоположном берегу на песчаной отмели в утреннем тумане двигались какие-то тени и раздавались непонятные звуки.

Через пару минут к воде подошла лосиха с двумя лосятами. Они неспешно напились воды, затем вошли в реку и пошли вдоль песчаной косы, громко фыркая и резвясь. Мы, затаив дыхание, смотрели на это чудо природы и совсем забыли вовремя достать фотоаппарат, чтобы запечатлеть этот замечательный момент.

Когда лоси ушли, мы посмотрели вверх и увидели, что провели свой ночлег под огромным кедром, могучие ветви которого нависали над берегом и водой, как крылья исполина. Мы попили чайку из цветистого китайского термоса, который одолжили у кого-то из наших девчат, и взялись за свои снасти. С берега поставили несколько донок с насадкой из крупных червей, запасенных нами заранее, на поплавочную удочку наловили небольших плотвиц и окуньков, которых насадили на две жерлицы.

Взяв в руки по спиннингу, отправились вдоль крутого берега, где-то пробираясь сквозь кусты, а где-то спускаясь к самой воде, чтобы сделать заброс под противоположный берег. Может быть, стоило остановиться на левом пологом берегу, откуда легче было забрасывать спиннинг, но нам уже не хотелось уходить с понравившегося места, тем более что пошли поклёвки, и каждый из нас понемногу добавлял рыбу в общий садок. Попадались в основном небольшие щучки до килограмма и окуни, причем иногда весьма приличные.

На одну из жерлиц села щука килограмма на два, а на донку – язь весом около килограмма. На вечерний ужин у нас была отличная уха, приготовленная на костре. У костра мы немного расслабились, вспомнили свои прежние удачные рыбалки, помечтали о своем ближайшем будущем, которое ожидало каждого из нас.

Уже в конце апреля в деканате нас «завербовал» кадровик из Минсредмаша, предлагая на выбор будущую работу в закрытых городах: Красноярске-26, Красноярске-45, Томске-7, Ангарске, Заозерном, Новосибирске. Каждый из нас выбрал себе по два-по три города, но куда конкретно мы попадем, будет ясно только после защиты диплома, когда придет официальный вызов к месту работы молодого специалиста.

За разговорами засиделись за полночь, а когда утром встали, уже светило солнце, наш пригорок обдувал легкий ветерок, настроение было отличное, но на рыбалку почему-то особо не тянуло, тем более что часть рыбы у нас осталась, и её надо было везти домой. Побросав для приличия полчаса спиннинг, мы собрали свои вещи и пошли на автобус, который в полдень уходил из Большедорохова в Томск. Впечатления от рыбалки и отдыха на небольшой сибирской красавице реке Яя у нас остались самые приятные.

***
Через месяц закончилась моя студенческая жизнь, и молодым специалистом я приехал по распределению в закрытый город Красноярск-26 (Железногорск) для работы на горно-химическом комбинате Минсредмаша СССР. Среди моих друзей было немало любителей дальних выездов на природу. Начинающие скалолазы обязательно отправлялись в красноярский заповедник «Столбы», куда мне, к сожалению, так и не удалось попасть. Охотники за приключениями сплавлялись на плотах по сибирским рекам, в том числе по Мане, где и я со своими друзьями однажды попробовал свои силы. Но меня больше привлекало другое занятие – рыбная ловля.

В один из длинных летних выходных мы с друзьями отправились с ночевкой на реку Кан, где в районе порогов решили немного порыбачить и покупаться. Я взял с собой спиннинг, с которым мне удалось побродить вдоль берега пару часов, но особых трофеев не добыл, если не считать нескольких окуней, щучку и одного ленка. Один из моих товарищей тоже спиннинговал примерно с таким же успехом. Зато отдохнули мы отменно. Особенно нам «понравилось» плавание по бурной реке в зоне больших порогов. Должен признаться, что я испытал довольно неприятные ощущения, когда быстрое течение понесло меня на большой скользкий камень, выбраться на который удалось не сразу. Кое-кому из наших друзей пришлось совсем несладко, когда потоками воды их таскало от камня к камню. Но зато все мы тогда получили большую дозу адреналина от такого экстремального отдыха.

***
Однажды летом мы с Виктором Кобзевым, моим товарищем по работе, и начальником смены Альбертом Бадьиным на его «Волге» отправились порыбачить на реку Чулым в Бирюлюсский район. Прибыв вечером на незнакомую нам реку, остановились около небольшого понравившегося нам заливчика на заросшем кустарником берегу. Поставили палатку, настроили удочки. Я забросил снасть в окошко между лилиями – сразу прошла поклёвка, и мой тонкий поводок не выдержал. Перевязав крючок на основную леску, снова забросил снасть, и она снова оборвалась у самого крючка.

– Да, что-то там хорошее находится, – подумал я. Мы настроились на большую удачу.
Внезапно из травы поднялись тучи злых комаров и с остервенением набросились на изнеженных городских пришельцев, что заставило нас срочно ретироваться и перебраться на высокий косогор, продуваемый ветерком, где мы и заночевали. Утром мы вернулись ко вчерашнему заливчику и неплохо половили крупных полосатых окуней-горбачей. До конца дня мы добыли больше ведра рыбы, включая язей, щук и плотвы. В целом отдохнули нормально и удовольствие получили. Вернувшись в город, всю рыбу отдали нашему шефу на благо его семьи.

***
Со мной в смене трудился заядлый рыбак, настоящий фанат рыбалки, которого также звали Виктором. Всё свободное время он уделял любимому хобби, каких-либо других интересов у него я не замечал. Летом вместе с ним и ещё одним парнем мы построили шалаш на берегу небольшой речки Кантат, на которой стояла плотина, образовавшая большое искусственное озеро в городской черте.

На озере временно был введен запрет на лов рыбы, а место мы выбрали в устье речки, как потом оказалось, в запретной зоне. В выходные мы приходили сюда, доставали руками из прибрежных норок вьюнов и насаживали их на донки. Расставив вечером с десяток донок на берегу, утром обычно мы вытаскивали пять-шесть налимов. На костре готовили лакомые блюда и «культурно» отдыхали.

Однажды к нашему шалашу подъехал на лошади местный егерь и начал сурово нас отчитывать, грозя страшными карами. Пришлось пригласить его к столу, сославшись на некий день рождения, который мы якобы отмечали, угостить парой рюмок водки, после чего суровое сердце нашего гостя смягчилось. Мы поговорили с ним «за жизнь» и на разные рыбацкие темы. На прощание он милостиво разрешил нам приходить сюда для отдыха: «…только чтобы не безобразничали и не мусорили здесь!»

Через некоторое время рыбалку на озере разрешили. Здесь развелось много рыбы, в основном леща. Часто рыболовы добывали на озере с лодки или с берега экземпляры по три-четыре килограма, а нередко и крупнее. Рекорд поставил один из работников нашего предприятия, выловив леща весом семь кило!Ловил лещей и я, но однажды, в самом начале «лещиной ловли», со мной приключился большой казус, о котором я расскажу позднее.

***
Несколько раз у меня была неплохая рыбалка на карасей. За городской зоной, там, куда мы обычно ходили в тайгу на речку Тель, друзья обнаружили заросшее осокой и травой небольшое озерцо. Здесь в метровом слое ила на дне обитали приличные серебряные караси.

На берегу озерца была пара самодельных плотов, на коих мы доплывали, отталкиваясь шестом, до небольших чистых окон воды среди густой растительности. Караси поднимались в верхний слой после захода солнца, а с первыми его лучами снова уходили в ил. Поэтому ловить их можно было только ночью, установив спуск на удочке 10-15 сантиметров.

Поскольку в то время мы не знали о существовании таких прекрасных вещей, как светящиеся поплавки, приходилось изрядно напрягать зрение при свете луны или звезд, чтобы увидеть момент движения поплавка в сторону. Зато результаты были неплохими – два-три десятка приличных (150-200 граммов) карасей были обеспечены за одну ночь. На этой рыбалке я был три раза, а когда следующим летом мы пришли на это озеро, то вместо воды увидели практически полностью заросший луг. По-видимому, караси остались где-то в глубине.

***
Зимней рыбалкой я до этого времени не увлекался, но мой настырный друг Виктор, несмотря на мои возражения, уговорил как-то меня пойти с ним на озеро, которое уже успели сковать сибирские морозы. Поскольку специального инвентаря и теплой одежды для подобной рыбалки у меня не было, я надел два лыжных костюма, пару носков, одолжил у Виктора зимнюю удочку и отправился с ним на озеро.

Пробив пешней несколько лунок, мы уселись на какие-то стульчики, насадили мотылей, коих добыли тут же в иле, и стали работать удочкой. Для меня это было впервые, но я быстро освоился с таким занятием. Жаль только, что поклёвок всё не было, несмотря на наши ухищрения с заменой мормышек.

На улице было очень морозно и ветрено, по льду гуляла метель, продувая мне поясницу, а клёва все не было. Через пару часов я продрог окончательно и уговорил приятеля вернуться домой.

Последствия этой рыбалки оказались весьма впечатляющими – я впервые в своей жизни заработал сильнейший приступ радикулита, которому подвержен до сих пор, и решил для себя, что зимняя рыбалка не моя стихия. К зимней рыбалке я вернулся только десять лет спустя на Финском заливе.

Источники:

http://www.fishingsib.ru/articles/view/66137/
http://pikabu.ru/story/tayozhnyie_istorii_chast_1__ryibalka_4936893
http://rybalka-online.org/publ/vcyo_o_rybalke/rybackie_rasskazy/o_rybalke_v_zapadnoj_sibiri/47-1-0-1249
http://www.fish-hook.ru/articles/malye-reki-bolshoj-sibiri-6146/
http://www.hunting.ru/blogs/view/102785/
http://gdekluet.ru/creativity/vospominaniya-o-ribalke-v-sibiri/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector