6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Первый выход

Первый выход

Первый выход человека в открытый космос

18 марта 1965 года – На орбиту был выведен космический корабль «Восход-2» с космонавтами: Командир корабля — Павел Иванович Беляев , пилот — Алексей Архипович Леонов. В процессе полета корабля «Восход-2» космонавтом А.А. Леоновым был осуществлен первый выход человека в открытый космос продолжительностью 12 минут.

Корабль был оснащен надувной шлюзовой камерой «Волга». Перед стартом камера складывалась и имела размеры 70 см в диаметре и 77 — в длину. В космосе камера надувалась и имела следующие размеры: 2,5 метра в длину, внутренний диаметр — 1 метр, внешний — 1,2 метра. Масса камеры — 250 кг. Перед сходом с орбиты камера отстреливалась от корабля. Для выхода в космос был разработан скафандр «Беркут» . Он обеспечивал пребывание в открытом космосе в течение 30 минут. Первый же выход занял 23 минуту 41 секунду (вне корабля 12 минут 9 секунд) .

Интересно, что тренировки перед этим полетом проводились на борту самолета Ту-104АК, в котором был установлен макет корабля «Восход-2» в натуральную величину с реальной шлюзовой камерой (именно она и полетела в космос позже). При полете самолета по параболической траектории, когда на несколько минут в салоне наступала невесомость, космонавты отрабатывали выход в скафандре через шлюзовую камеру.

«Восход-2» стартовал 18 марта 1965 г. в 10:00 по Москве. Шлюзовая камера была надута уже на первом витке. Оба космонавта были в скафандрах. По программе Беляев должен был помочь Леонову вернуться в корабль в случае возникновения нештатной ситуации.

Выход в космос начался на втором витке. Леонов перебрался в шлюзовую камеру и Беляев закрыл за ним люк. Затем воздух из камеры был стравлен и в 11:32:54 Беляев со своего пульта в корабле открыл наружный люк шлюзовой камеры. В 11:34:51 Алексей Леонов покинул шлюз и оказался в открытом космосе. Леонов мягко оттолкнулся и почувствовал, что корабль дрогнул от его толчка. Первое, что он увидел, было черное небо. Тут же послышался голос Беляева:

— «Алмаз-2» начал выход. Кинокамера включена? — этот вопрос командир адресовал своему товарищу.
— Понял. Я «Алмаз-2». Снимаю крышку. Выбрасываю. Кавказ! Кавказ! Кавказ вижу под собой! Начал отход (от корабля).
Прежде чем выбросить крышку, Леонов на секунду задумался, куда ее направить — на орбиту спутника или вниз, к Земле. Бросил к Земле. Пульс космонавта составлял 164 удара в минуту, момент выхода был очень напряженным.
Беляев передал на Землю:
—Внимание! Человек вышел в космическое пространство!
Телевизионное изображение парящего на фоне Земли Леонова транслировалась по всем телеканалам.

Общий вес «выходного костюма» был приблизился 100 кг… Пять раз космонавт улетал от корабля и возвращался на фале, длиной 5,35 м..
Все это время в скафандре поддерживалась «комнатная» температура, а его наружная поверхность разогревалась на солнце до +60° и охлаждалась в тени до –100°С…

Полет “Востока-2″ вошел в историю дважды.

В первой, официальной и открытой, говорилось, что все прошло блестяще.

Сообщение ТАСС от 18 марта 1965 года:
Сегодня, 18 марта 1965 года, в 11 часов 30 минут по московскому времени при полете космического корабля «Восход-2» впервые осуществлен выход человека в космическое пространство. На втором витке полета второй пилот летчик-космонавт подполковник Леонов Алексей Архипович в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство, удалился от корабля на расстоянии до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно возвратился в корабль. С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода товарища Леонова в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов. Самочувствие товарища Леонова Алексея Архиповича в период его нахождения вне корабля и после возвращения в корабль хорошее. Командир корабля товарищ Беляев Павел Иванович чувствует себя также хорошо.

Во второй, которая раскрывалась постепенно и в деталях так и не была опубликована, насчитывается по крайней мере три ЧП.
Леонова наблюдали по телевидению и транслировали изображение в Москву. При выходе из корабля на пять метров он помахивал рукой в
открытом космосе. Вне шлюза Леонов находился 12 минут и 9 секунд. Но оказалось, что выйти было легче, чем вернуться обратно. Скафандр в космосе раздулся и никак не втискивался в шлюз. Леонов вынужден был сбросить давление, чтобы “похудеть” и сделать его мягче. Все-таки ему пришлось лезть обратно не ногами, как это было предусмотрено, а головой. Все перипетии происходившего при возвращении в корабль мы узнали только после приземления космонавтов. Скафандр А.А.Леонова после пребывания в космосе потерял свою гибкость и не позволял космонавту войти в люк. А.А.Леонов делал попытку за попыткой, но безрезультатно. Положение осложнялось тем, что запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на двадцать минут, и каждая неудача повышала степень риска для жизни космонавта. Леонов ограничил расход кислорода, но от волнения и нагрузок его пульс и частота дыхания резко возросли, а значит, и кислорода требовалось больше. С.П.Королев пытался его успокоить, вселить уверенность. На Земле слышали доклады А.А.Леонова: «Я не могу, я снова не смог».

По циклограмме Алексей должен был вплыть в камеру ногами, затем, полностью войдя в шлюз, закрыть за собой люк и загерметизировать его. В реальности ему пришлось стравить воздух из скафандра почти до критического давления. После нескольких попыток космонавт решил
«вплыть» в кабину лицом вперед. Это ему удалось, но при этом он ударился стеклом гермошлема о ее стенку. Это было страшно — ведь стекло могло лопнуть. В 08:49 UTC выходной люк шлюзовой камеры был закрыт а в 08:52 UTC начался наддув шлюзовой камеры.

После возвращения в корабль неприятности продолжились. Вторым ЧП было непонятное падение давления в баллонах наддува кабины с 75 до 25 атмосфер после возвращения Леонова. Надо было производить посадку не позднее 17 витка, хотя Григорий Воронин – главный конструктор этой части системы жизнедеятельности – успокоил, что кислорода хватит еще на сутки. Вот как описывает события Алексей Архипович:

…начало расти парциальное давление кислорода (в кабине), которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Это при норме 160 мм! Но ведь 460 мм — это гремучий газ, ведь Бондаренко сгорел на этом… Вначале мы в оцепенении сидели. Все понимали, но сделать почти ничего не могли: до конца убрали влажность, убрали температуру (стало 10-12°). А давление растет… Малейшая искра — и все превратилось бы в молекулярное состояние, и мы это понимали. Семь часов в таком состоянии, а потом заснули… видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува… Что произошло фактически? Поскольку корабль был долгое время стабилизирован относительно Солнца, то, естественно, возникла деформация; ведь с одной стороны охлаждение до -140°С, с другой нагрев до +150°С… Датчики закрытия люка сработали, но осталась щель. Система регенерации начала нагнетать давление, и кислород стал расти, мы его не успевали потреблять… Общее давление достигло 920 мм. Эти несколько тонн давления придавили люк — и рост давления прекратился. Потом давление стало падать на глазах.

Дальше больше. ТДУ (тормозная двигательная установка) не сработала в автоматическом режиме и корабль продолжал полет. Экипажу дали команду сажать корабль в ручном режиме на 18 или 22 витке. Далее снова цитата Леонова:

Мы шли над Москвой, наклонение 65°. Надо было садиться именно на этом витке, и мы сами выбрали район для посадки — в 150 км от Соликамска с курсовым углом 270°, потому что там была тайга. Никаких предприятий, никаких линий электропередач. Могли сесть в Харькове, в Казани, в Москве, но это было опасно. Версия, что мы туда попали из-за нарушения балансировки, — полная ерунда. Мы сами выбрали место посадки, так как это было безопаснее и возможные отклонения в работе двигателя смещали точку посадки тоже в безопасные районы. Только в Китай нельзя было садиться — тогда отношения были очень напряженными. В результате при скорости 28000 км/ч мы сели всего в 80 км от нами же рассчитанной точки. Это хороший результат. А резервных мест посадки тогда не было. И нас там не ждали…

Наконец поступил доклад от поискового вертолета. Он обнаружил красный парашют и двух космонавтов в 30 километрах юго-западнее города Березняки. Густой лес и глубокий снег не давали возможности вертолетам совершить посадку вблизи космонавтов. Населенных пунктов поблизости тоже не было. Посадка в глухой тайге была последним ЧП в истории “Восхода-2″. Космонавты ночевали в лесу Северного Урала. Вертолеты только и могли, что летать над ними и докладывать, что “один рубит дрова, другой подкладывает их в костер”.
С вертолетов космонавтам сбрасывали теплые вещи и продукты, но вытащить Беляева и Леонова из тайги не удавалось. Группа лыжников с врачом, высадившаяся в полутора километрах, добралась до них по снегу за четыре часа, но вывести из тайги не решилась. За спасение космонавтов развернулось настоящее соревнование.
Служба полигона, подогреваемая Тюлиным и Королевым, выслала в Пермь свою спасательную экспедицию во главе с подполковником Беляевым и мастером нашего завода Лыгиным. Из Перми они на вертолете добрались до площадки в двух километрах от “Восхода-2″ и вскоре обнимались с космонавтами. Маршал Руденко запретил своей спасательной службе эвакуировать космонавтов с земли на зависающий вертолет. Они остались в тайге на вторую холодную ночевку, правда теперь у них была палатка, теплое меховое обмундирование и вдоволь продовольствия. Дело дошло до Брежнева. Его убедили, что подъем космонавтов в зависший у земли вертолет – дело опасное.

Брежнев согласился и одобрил предложение вырубить поблизости деревья для подготовки посадочной площадки. Когда мы приземлились, нас нашли не сразу… Мы сидели в скафандрах двое суток, у нас не было другой одежды. На третьи сутки нас оттуда вытащили. Из-за пота у меня в скафандре было по колено влаги, примерно 6 литров. Так в ногах и булькало. Потом, уже ночью, я говорю Паше: «Ну все, я замерз». Мы сняли скафандры, разделись догола, выжали белье, надели его вновь. Затем спороли экранно-вакуумную теплоизоляцию. Всю жесткую часть выбросили, а остальное надели на себя. Это девять слоев алюминизированной фольги, покрытой сверху дедероном. Сверху обмотались парашютными стропами, как две сосиски. И так остались там на ночь. А в 12 дня прилетел вертолет, который сел в 9 км. Другой вертолет в корзинке спустил прямо к нам Юру Лыгина. Потом к нам пришли на лыжах Слава Волков (Владислав Волков, будущий космонавт ЦКБЭМ) и другие.
Они привезли нам теплую одежду, налили коньяка, а мы им свой спирт отдали — и жизнь стала веселее. Костер развели, котел поставили. Мы помылись. Часа за два срубили нам маленькую избушку, где мы и переночевали нормально. Там даже постель была. 21 марта была подготовлена площадка для посадки вертолета. И в тот же день на борту Ми-4 космонавты прибыли в Пермь, откуда и сделали официальный доклад о завершении полета. И все же, несмотря на все проблемы, возникшие во время полета, это был первый, самый первый выход человека в космическое пространство. Вот как Алексей Леонов описывает свои впечатления:

Я хочу вам сказать, что картина космической бездны, которую я увидел, своей грандиозностью, необъятностью, яркостью красок и резкостью контрастов чистой темноты с ослепительным сиянием звезд просто поразила и очаровала меня. В довершение картины представьте себе — на этом фоне я вижу наш советский корабль, озаренный ярким светом солнечных лучей. Когда я выходил из шлюза, то ощутил мощный поток света и тепла, напоминающий электросварку. Надо мной было черное небо и яркие немигающие звезды. Солнце представлялось мне, как раскаленный огненный диск…

Читать еще:  Калязин - рыболовный рай

Леонов и Уайт: судьбы первопроходцев открытого космоса

Первым человеком, вышедшим в открытый космос, был советский космонавт Алексей Леонов. А два с половиной месяца спустя по его тропам «прошёл» американский астронавт Эдвард Уайт. Две похожие и очень разные судьбы людей, оказавшимися «братьями» и первыми вышедшими навстречу неизвестному.

Алексей Леонов, старший лётчик разведывательного авиационного полка, в марте 1960 года был зачислен в первый «гагаринский» отряд космонавтов в возрасте 26 лет. Свой первый полёт он совершил после пятилетнего ожидания-обучения в отряде, став одиннадцатым советским космонавтом.

Эдвард Уайт (Edward White II), или просто Эд, лётчик-испытатель, был выбран астронавтом второго набора NASA в сентябре 1962 года. Всего два с половиной года спустя он, в возрасте 35 лет, отправился в свой первый полёт, который вошел в историю как второй пилотируемый запуск по программе «Джемини». Астронавт без сучка и задоринки, пилот экстра-класс – среди коллег Уайта порой называли американским Гагариным.

Выход Алексея Леонова в открытый космос состоялся 18 марта 1965 года на корабле » Восход-2 » в экипаже с командиром Павлом Беляевым. Сложно представить, что испытывал человек, которому предстояло первым оказаться в неведомом космическом пространстве. При этом, как затем не раз освещалось в СМИ, выход проходил не без форс-мажоров, как и сам полёт.

По разным источникам, на «Восходе-2» было зафиксировано от 5 до 8 неполадок, половина которых могла обернуться катастрофой для экипажа. В общей сложности выход Леонова в открытый космос составил 12 минут и навсегда вошёл в историю мировой космонавтики. Сам полёт экипажа продлился одни сутки.

Эду Уайту в этом отношении было несколько и проще, и сложнее. Полёт на » Джемини-4 » предполагался как опережение СССР, но США не успели. Вместе с командиром Джеймсом МакДивиттом Уайт отправился в полёт 3 июня 1965 года. В то же время, имея за плечами опыт выхода первого советского космонавта, думаю, шагать в неизвестность Эду было легче.

За пределами корабля Уайт провёл в общей сложности 20 минут . Для перемещения в пространстве он использовал ручное оборудование (на фото снизу оно в правой руке), которое позволяло перемещаться в космосе.

Название можно перевести как «пистолет для маневрирования» ( maneuvering gun ). В использовании этого средства перемещения США всё же обогнали СССР: Леонов в космическом пространстве только парил, пристёгнутый фалом. Хотя дорабатывали это оборудование до последнего: официально было подтверждено, что Уайт будет использовать его при выходе в космос, лишь за неделю до назначенного дня старта.

По воспоминаниям свидетелей той миссии, Уайт заигрался с этим самым «пистолетом», и потребовалось несколько настоятельных приказов с Земли, чтобы он вернулся на борт. Возвращаясь, Уайт выдал историческую цитату: «Это самый грустный момент в моей жизни».

После завершения прогулки в космосе «Джемини-4» провёл ещё четверо суток на орбите. Это был самый длительный полёт для американской космической программы: до этого только последний корабль программы «Меркурий» пробыл в космос более суток.

Алексей Леонов после полёта на «Восходе» проходил подготовку к участию в советской лунной программе. Однако по причине свёртывания программы до конца десятилетия так в космос и не отправился.

Через 6 лет после первого полёта он был назначен командиром экипажа «Союз-11» . Но болезнь одного из членов команды (Валерия Кубасова) буквально накануне старта привела к тому, что весь экипаж был заменен на дублирующий. Новый назначенный экипаж «Союза-11» успешно справился со стыковкой и работой на орбитальной станции «Салют-1», но погиб при возвращении на Землю.

А Алексей Леонов второй раз всё же полетел в космос, став командиров корабля через 10 лет после первого полёта (в 1975). Вместе с Валерием Кубасовым они были космонавтами в уникальном полёте по стыковке советского и американского космических кораблей » Союз-Аполлон «. И кто знает, вдруг тогда смогли бы встретиться Уайт и Леонов. Но, к сожалению, у Эда Уйта был своя судьба.

Вскоре после полёта на «Джемини» Уайт был назначен старшим пилотом в первый экипаж корабля по программе «Аполлон», цель которой состояла в покорении Луны. Вместе с Гас Гриссом и Роджером Чаффи Уайт проходил предполётную подготовку и тестирование корабля.

В корабле «Аполлона-1» было много недоделок, и инженеры торопились с тестированием, так как до запланированного старта оставался месяц.

27 января 1967 года Гриссом, Уайт и Чаффи тестировали корабль в условиях реального полёта. Все системы были включены, а внутреннее состояние кабины имитировало атмосферу полёта: весь воздух был выкачен и заменен 100% кислородом. Случайно произошедшее внутри капсулы замыкание вызвало возгорание и привело к пожару, в котором за считанные секунды сгорела вся команда. Эд Уайт, первый астронавт, вышедший в открытый космос, оказался заточенным в адском пекле капсулы на Земле.

Алексея Леонова судьба берегла: и от стрельбы во время нахождения рядом с Брежневым, и от катастрофы «Союза-11». Он прожил долгую насыщенную жизнь, став предпоследним, кто здравствовал из первого «гагаринского» набора космонавтов. На сегодняшний день из той двадцатки с нами остался лишь Борис Волынов.

Ставьте палец вверх, если узнали новое для себя.

Подписывайтесь на канал и делитесь публикациями: впереди будет много интересного!

Первый выход человека в космос

18 марта 1965 года впервые в мире был осуществлен выход человека в открытое космическое пространство. Его совершил летчик-космонавт СССР Алексей Леонов во время полета на космическом корабле «Восход-2» (18-19 марта 1965 года), на котором он был вторым пилотом, а Павел Беляев — командиром.

Для выхода человека в открытое безвоздушное пространство на многоместном космическом корабле «Восход» была дополнительно установлена шлюзовая камера (кодовое название «Волга»), которая имела цилиндрическую конструкцию и состояла из 36 надувных секций, разделенных на три изолированных друг от друга группы. Камера сохраняла свою форму даже в случае выхода из строя двух из них.

Шлюзовая камера сообщалась с кабиной люком с герметизирующей крышкой, которая открывалась внутрь гермокабины как автоматически с помощью специального механизма с электроприводом, так и вручную. Управление приводом осуществлялось с пульта.

Для выхода космонавта в космическое пространство служил люк в верхней части камеры, снабженный герметизирующей крышкой, которая также могла открываться и автоматически и вручную. В шлюзовой камере были размещены две кинокамеры для съемки процесса входа космонавта в камеру и выхода из нее, система освещения, агрегаты системы шлюзовой камеры. Снаружи был установлен киноаппарат для съемки находящегося в космическом пространстве космонавта, баллоны с запасом воздуха для наддува шлюзовой камеры и баллоны с аварийным запасом кислорода.

Шлюзовая камера располагалась вне жесткого корпуса космического корабля. При выходе на орбиту в свернутом виде она помещалась под обтекателем корабля. В космосе камера надувалась. А после выхода космонавта в космическое пространство перед спуском на 3емлю основную ее часть отстреливали, и корабль входил в плотные слои атмосферы почти в обычном виде — имея лишь небольшой нарост в области входного люка. Если бы «отстрел» камеры по каким-нибудь причинам не состоялся, то экипажу пришлось бы вручную обрезать мешающую спуску на Землю шлюзовую камеру. Для этого им нужно было облачиться в скафандры и, разгерметизировав корабль, высунуться в люк.

Для выхода из корабля в космическое пространство был разработан специальный скафандр «Беркут» с многослойной герметичной оболочкой, с помощью которой внутри скафандра поддерживалось избыточное давление, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность космонавта. Снаружи скафандр имел специальное покрытие белого цвета для предохранения космонавта от теплового воздействия солнечных лучей и от возможных механических повреждений герметичной части скафандра. Скафандрами были снабжены оба члена экипажа, чтобы командир корабля мог при необходимости оказать помощь космонавту, вышедшему в космическое пространство.

18 марта 1965 года в 10 часов по московскому времени космический корабль «Восход-2» с космонавтами Павлом Беляевым и Алексеем Леоновым успешно стартовал с космодрома Байконур. Сразу же после подъема на орбиту, уже в конце первого витка, экипаж стал готовиться к выходу Леонова в открытый космос. Беляев помог Леонову надеть на спину ранец индивидуальной системы жизнеобеспечения с запасом кислорода.

Управление шлюзованием осуществлял командир корабля Беляев с пульта, установленного в кабине. При необходимости управление основными операциями шлюзования могло осуществляться Леоновым с пульта, установленного в шлюзовой камере.

Беляев наполнил шлюзовую камеру воздухом, и открыл люк, соединяющий кабину корабля со шлюзовой камерой. Леонов «вплыл» в шлюзовую камеру, командир корабля, закрыв люк в камеру, начал ее разгерметизацию.

В 11 часов 28 минут 13 секунд в начале второго витка была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры корабля. В 11 часов 32 минуты 54 секунды открылся люк шлюзовой камеры, а в 11 часов 34 минуты 51 секунду Леонов вышел из шлюзовой камеры в космическое пространство. Космонавта с кораблем связывал фал длиной 5,35 метра, в составе которого был стальной трос и электрические провода для передачи на борт корабля данных медицинских наблюдений и технических измерений, а также осуществления телефонной связи с командиром корабля.

В открытом космосе Леонов стал проводить предусмотренные программой наблюдения и эксперименты. Он совершил пять отходов и подходов от шлюзовой камеры, причем самый первый отход был сделан на минимальное расстояние — один метр — для ориентации в новых условиях, а остальные на полную длину фала. Все это время в скафандре поддерживалась «комнатная» температура, а его наружная поверхность разогревалась на солнце до +60°С и охлаждалась в тени до —100°С. Павел Беляев с помощью телекамеры и телеметрии следил за работой Леонова и был готов, если это потребуется, оказать необходимую ему помощь.

После выполнения ряда экспериментов Алексею Леонову поступила команда возвращаться, но сделать это оказалось непросто. Из-за разности давлений в космосе скафандр сильно раздулся, потерял свою гибкость, и Леонов не мог втиснуться в люк шлюза. Он сделал несколько безрезультатных попыток. Запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на 20 минут, которые заканчивались. Тогда космонавт сбросил давление в скафандре до аварийного. Если бы к этому времени у него не произошло вымывание азота из крови, то он бы закипел и Леонов погиб. Скафандр уменьшился, и вопреки инструкции, предписывающей заходить в шлюз ногами, он протиснулся в него головой вперед. Закрыв внешний люк, Леонов стал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно было ногами из-за того, что крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30 % объема кабины. Разворачиваться было сложно, так как внутренний диаметр шлюза — один метр, а ширина скафандра в плечах — 68 сантиметров. С большим трудом Леонову удалось это сделать, и он смог войти в корабль ногами, как положено.

Алексей Леонов в 11 часов 47 минут вошел в шлюзовую камеру корабля. А в 11 часов 51 минуту 54 секунды, после того как был закрыт люк, начался наддув шлюзовой камеры. Таким образом, летчик-космонавт находился вне корабля в условиях космического пространства 23 минуты 41 секунду. По положениям Международного спортивного кодекса чистое время пребывания человека в открытом космосе исчисляется с момента появления его из шлюзовой камеры (от обреза выходного люка корабля) до входа обратно в камеру. Поэтому время нахождения Алексея Леонова в открытом космическом пространстве вне космического корабля считается равным 12 минут 09 секунд.

С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода Алексея Леонова в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов.

После возвращения в кабину Леонова космонавты продолжили выполнять эксперименты, запланированные программой полета.

В полете было еще несколько нештатных ситуаций, которые, к счастью, не привели к трагедии. Одна из таких ситуаций возникла при возвращении: не сработала система автоматической ориентации на Солнце, и поэтому не включилась вовремя тормозная двигательная установка. Космонавты должны были осуществить посадку в автоматическом режиме на семнадцатом витке, но из-за отказа автоматики, вызванного «отстреливанием» шлюзовой камеры, пришлось уйти на следующий, восемнадцатый виток и садиться с использованием ручной системы управления. Это была первая посадка в ручном режиме, и при ее осуществлении обнаружилось, что с рабочего кресла космонавта невозможно заглянуть в иллюминатор и оценить положение корабля по отношению к Земле. Начинать же торможение можно было только сидя в кресле в пристегнутом состоянии. Из-за этой нештатной ситуации была потеряна необходимая при спуске точность. В результате приземлились космонавты 19 марта далеко от расчетной точки посадки, в глухой тайге, в 180 километрах северо-западнее Перми.

Читать еще:  Отчеты о рыбалке Архангельская область

Нашли их не сразу, посадке вертолетов помешали высокие деревья. Поэтому ночь космонавтам пришлось провести около костра, используя для утепления парашюты и скафандры. На следующий день в мелколесье, в нескольких километрах от места приземления экипажа, спустился десант спасателей для расчистки площадки для небольшого вертолета. Группа спасателей на лыжах добралась до космонавтов. Спасатели построили бревенчатую избушку-шалаш, где оборудовали спальные места для ночлега. 21 марта площадка для приема вертолета была подготовлена, и в тот же день на борту Ми-4 космонавты прибыли в Пермь, откуда и сделали официальный доклад о завершении полета.

20 октября 1965 года Международная авиационная федерация (ФАИ) утвердила мировой рекорд продолжительности пребывания человека в космическом пространстве вне космического корабля 12 минут 09 секунд, и абсолютный рекорд максимальной высоты полета над поверхностью Земли космического корабля «Восход-2» — 497,7 километра. ФАИ присудила Алексею Леонову высшую награду — Золотую медаль «Космос» за первый в истории человечества выход в открытое космическое пространство, лётчику-космонавту СССР Павлу Беляеву были вручены диплом и медаль ФАИ.

Первый выход в открытый космос советские космонавты провели на 2,5 месяца раньше американцев. Первым американцем побывавшем в космосе был Эдвард Уайт, выполнивший выход в открытый космос 3 июня 1965 года, во время его полёта на корабле «Джемини-4» (Gemini-4). Продолжительность пребывания в открытом космосе составила 22 минуты.

За прошедшие годы круг задач решаемых космонавтами за бортом космических кораблей и станций значительно увеличился. Постоянно проводилась и проводится модернизация скафандров. Как следствие — многократно возросла продолжительность пребывания человека в космическом вакууме за один выход. Выход в открытый космос сегодня — обязательная часть программы всех экспедиций на Международную космическую станцию. Во время выходов проводятся научные исследования, ремонтные работы, установка нового оборудования на внешнюю поверхность станции, запуск малых спутников и многое другое.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Шесть фактов о миссии в открытый космос

51 год назад советский космонавт Алексей Леонов совершил первый выход в открытый космос. Эти 12 минут за бортом корабля вошли в историю освоения околоземного пространства. Сегодня мы вспоминаем интересные факты, связанные с одной из самых ответственных космических миссий.

1. Скафандр Алексея Леонова весил почти 100 кг

Скафандр «Беркут» для первого выхода человека в космос разработали на Научно-производственном предприятии «Звезда», которое сейчас входит в холдинг «Технодинамика».

В отличие от предыдущих моделей новый костюм должен был обладать мощными системами жизнеобеспечения, терморегуляции, защиты от солнечной радиации и космического холода. Скафандр изменился в цвете – из оранжевого стал белым, чтобы лучше отражать солнечные лучи – и значительно прибавил в весе.

Общий вес «выходного костюма» составлял почти 100 кг, что доставляло много неудобств во время тренировок на Земле, но в невесомости не играло существенной роли. Больше проблем создавало давление воздуха внутри герметичной оболочки. Оно делало скафандр жестким. Для того, например, чтобы сжать кисть руки в перчатке, требовалось усилие в 25 кг, вспоминал позже Алексей Леонов.

Современные скафандры разработки НПП «Звезда» значительно удобнее и легче. А проводить работы в открытом космосе стало возможно до десяти часов. По объему своей электронной «начинки» такой костюм сравним с современным автомобилем, но по стоимости – многократно дороже. Один комплект обходится примерно в 15 млн долларов.

2. Первый выход в космос длился 12 минут

На корабле «Восход-2» были установлены две телевизионные камеры, которые запечатлели минуты, проведенные Алексеем Леоновым за бортом корабля. Эти знаменитые кадры, как наш советский космонавт «парит» в открытом космосе, машет рукой и передает привет из космоса, облетели весь мир.

Леонов так описал незабываемые 12 минут 9 секунд за бортом корабля: «Я шагнул в эту бездну и. никуда не провалился. Завораживали звезды. Они были везде: внизу, вверху, слева, справа. Еще до полета я читал Циолковского, как он описывал выход человека в открытый космос. И он совершенно точно и подробно предугадал все эти ощущения. Удивительно, откуда он мог это знать?»

Как позже вспоминал Алексей Леонов, самое яркое впечатление об открытом космосе – это тишина. «Я до сих пор слышу, как в этой тишине стучит мое сердце, и свое дыхание», – рассказывал космонавт.

В эти минуты второй пилот корабля «Восход-2» Павел Беляев передал на Землю: «Человек вышел в космическое пространство!» – и подключил телефон в скафандре Леонова к передаче московского радио. В эфире Левитан читал сообщение о выходе человека в открытый космос.

3. В открытом космосе Алексей Леонов похудел на 6 кг

Уже во время первого в истории выхода в открытый космос случился и самый первый опасный инцидент. У Леонова возникли большие трудности с возвращением на корабль. В космическом вакууме скафандр раздулся, и космонавт не мог втиснуться в люк шлюза. Зная, что запас кислорода был рассчитан всего на 20 минут, он решил рискнуть.

«Я принимаю решение сбросить давление, – вспоминал космонавт. – Хотя попадаю в зону закипания азота. Я знал, я видел, как это происходит, когда вдруг руки раздуваются, как резиновые перчатки, лицо становится в два раза больше, глаза проваливаются. Это смерть. Выбора нет, я пошел по этому пути. Думаю, я уже час нахожусь, дышу чистым кислородом, наверное, я вымыл азот. И я сбрасываю давление в два раза».

Его расчеты, к счастью, оправдались. Он добрался до шлюза, но скафандр все еще был слишком раздут. Войти в шлюз по правилам, то есть ногами вперед, чтобы была возможность закрыть люк, если автоматика не сработает, не получалось. Тогда Леонов совершил еще одно нарушение правил безопасности – протиснулся головой вперед.

За эти 12 минут и 9 секунд в открытом космосе Алексей Леонов похудел на 6 кг.

4. Экипаж Леонова и Беляева совершил первую посадку в ручном режиме

Нештатная ситуация случилась и при спуске. Согласно программе полета посадка должна была состояться в автоматическом режиме. При «отстреливании» шлюзовой камеры отказала автоматика, пришлось садиться с использованием ручной системы управления. Это была первая в истории нашей космонавтики посадка в ручном режиме. Из-за задержки в 45 секунд была потеряна необходимая при спуске точность, и капсула «Восхода» приземлилась в заснеженной глухой тайге, в 200 км от Перми.

Нашли космонавтов не сразу: ночь пришлось провести в лесу. Для утепления они использовали обшивку, содранную с внутренней поверхности корабля, разогревались у костра. Продуктовый запас у них был: лиофилизированное мясо, шоколад, галеты и творог с вишневым соком.

На следующий день до них добрались спасатели: сбросили теплую одежду и еду, но забрать космонавтов они не смогли. Для эвакуации нужно было расчистить поляну для посадки вертолета. 21 марта космонавты на лыжах дошли до вертолета.

5. Леонов обратился к оружейникам с просьбой создать космический пистолет

Первая нештатная аварийная посадка в тайге послужила поводом для разработки специального пистолета для космонавтов. Алексей Леонов сам обратился к тульским оружейникам с просьбой создать многофункциональное оружие для космонавтов. На личном опыте он убедился, что пистолет Макарова, входящий в состав комплекта космонавта еще с полета Юрия Гагарина, не позволял решить проблемы выживания в экстремальных условиях. Алексей Леонов и Павел Беляев позже вспоминали, как к их костру из леса выходили медведи. Тогда только чудом им удалось выжить, отпугивая хищников выстрелами в воздух.

По инициативе Алексея Леонова специалистами Тульского оружейного завода, который сегодня входит в состав Ростеха, был разработан пистолет космонавтов ТП-82. К 1982 году он обрел свой окончательный облик, а в 1986 году ТП-82 впервые побывал в космосе: им были вооружены космонавты совместного советско-французского экипажа.

6. Алексей Леонов консультировал продюсеров голливудского фильма «Гравитация»

Алексей Леонов во время выхода в открытый космос «улетал» от корабля на несколько метров и возвращался пять раз.

Сегодня космонавты не имеют права отсоединяться от поручней, они цепляются карабинами, чтобы не отплыть от борта. Примерно, как в известном голливудском фильме «Гравитация», где герои постоянно держатся за поручни, а когда в результате аварии один из них теряет связь с кораблем, его просто уносит в открытый космос.

Кстати, создатели фильма в свое время обращались за консультацией к Алексею Леонову, ведь он, как никто другой, знает, чем могут грозить нештатные ситуации в открытом космосе. За свой короткий, но очень значимый полет Леонов пережил сразу несколько серьезных инцидентов.

События, связанные с этим

«Швабе» разработал фотоприемник для космического аппарата «Метеор-МП»

«Швабе» поможет обнаружить угрозы из космоса

Шесть фактов о миссии в открытый космос

Ракетный двигатель НК-33 успешно прошел очередные испытания

Новости

Выходной день: вторник
Залы планетария: 10:00 — 21:00
Кафе: 11:00 — 21:00

+7 (495) 221-76-90
АО «Планетарий» © 2017 г. Москва, ул.Садовая-Кудринская, д. 5, стр. 1

18 марта 1965 года – первый выход человека в открытый космос

18 марта 1965 года советский космонавт Алексей Архипович Леонов впервые в истории совершил выход в открытый космос.

Эта миссия была важнейшим этапом в развитии космонавтики. За ней следила вся страна!

Алексей Архипович Леонов находился за бортом космического корабля «Восход-2», стартовавшего в 10:00 по московскому времени. Командиром корабля был Павел Иванович Беляев. Корабль был оснащен надувной шлюзовой камерой «Волга». Перед стартом она складывалась, а в космосе – надувалась.

Выход в космос начался на втором витке. А. Леонов перебрался в шлюзовую камеру и П. Беляев закрыл за ним люк. Затем воздух из камеры был стравлен. В 11:34:51 Алексей Леонов покинул шлюз и оказался в открытом космосе.

Первое, что он увидел, было черное небо. Пульс космонавта составлял 164 удара в минуту, момент выхода был очень напряженным.

П. Беляев передал на Землю:

— Внимание! Человек вышел в космическое пространство!

Телевизионное изображение парящего на фоне Земли Алексея Архиповича Леонова транслировалась по всем телеканалам.

Телеграфное агентство Советского Союза сообщило:

— Сегодня, 18 марта 1965 года, в 11 часов 30 минут по московскому времени при полете космического корабля «Восход-2» впервые осуществлен выход человека в космическое пространство. На втором витке полета второй пилот летчик-космонавт подполковник Леонов Алексей Архипович в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство, удалился от корабля на расстоянии до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно возвратился в корабль. С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода товарища Леонова в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов. Самочувствие товарища Леонова Алексея Архиповича в период его нахождения вне корабля и после возвращения в корабль хорошее. Командир корабля товарищ Беляев Павел Иванович чувствует себя также хорошо.

Алексей Архипович Леонов провел вне корабля 12 минут 9 секунд. В общей сложности первый выход занял 23 минуту 41 секунду. Специально для выхода был разработан космический скафандр «Беркут». Он обеспечивал пребывание в открытом космосе в течение 30 минут.

Из-за разности давлений в космосе скафандр сильно раздулся и потерял свою гибкость. Это очень мешало космонавту войти в люк для возвращения на «Восход-2». Было сделано несколько безрезультатных попыток, но в итоге все получилось. Позже было еще несколько внештатных ситуаций. Однако, несмотря на них, полет завершился благополучно.

Читать еще:  prolodki.ru

А. Леонов именно так описывает свои впечатления от увиденного:

— Я хочу вам сказать, что картина космической бездны, которую я увидел, своей грандиозностью, необъятностью, яркостью красок и резкостью контрастов чистой темноты с ослепительным сиянием звезд просто поразила и очаровала меня. В довершение картины представьте себе – на этом фоне я вижу наш советский корабль, озаренный ярким светом солнечных лучей. Когда я выходил из шлюза, то ощутил мощный поток света и тепла, напоминающий электросварку. Надо мной было черное небо и яркие немигающие звезды. Солнце представлялось мне, как раскаленный огненный диск…

Первый выход человека в космическое пространство ознаменовал новый этап в развитии космонавтики и науки в целом!

Восход Леонова: как «Известия» освещали первый выход в открытый космос

11 октября 2019 года стал днем смерти дважды Героя Советского Союза Алексея Леонова — человека, который первым в мире вышел в открытый космос. Сегодня «Известия» вспоминают об этом полете, публикуя страницы из выпусков газет 1965 года, которые сообщили советским людям и всему миру о подвиге легендарного космонавта.

Привет из космоса

«Сердечный привет читателям «Известий»! Вернувшись из космоса, мы рады сообщить, что задание успешно выполнено! Пользуемся случаем, чтобы поблагодарить всех советских людей за внимание, которое было оказано нам», — эти слова Алексея Леонова и его партнера по полету Павла Беляева были размещены в газете «Известия» за 20 марта.

Но первый номер с большими портретами космонавтов был выпущен еще в день полета — 18 марта. Уже вечером в газете были размещены статьи, фото, стихи, молнии зарубежных агентств, а также интервью с известными космонавтами, которые были взяты еще до отправления.

Вверху большими буквами написано: «Такого еще не бывало! Человек в космосе вышел из корабля! Советские люди открыли новую яркую страницу покорения звездного мира».

Алексей Леонов во время выхода в открытый космос

Ниже: «Сегодня, 18 марта 1965 года, в 11 часов 30 минут по московскому времени при по­лете космического корабля «Восход-2» впервые осуществлен выход человека из корабля в космическое пространство. На втором витке полета второй пилот летчик-космонавт подполковник Леонов Алексей Архипович в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство, удалился от корабля на расстояние до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно возвратился в корабль. С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода товарища Леонова в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов».

Вторая полоса посвящена приветствиям абсолютно разных людей — поэтов, писателей, рабочих, бывшего инструктора из училища Алексея Леонова, хоккеистов, солиста Большого театра, тбилисского генерала-майора в отставке, львовского председателя колхоза и даже целого города Хабаровска, где народ вышел на улицы радоваться и ликовать.

«Сообщение ТАСС о запуске нового космического экипажа пришло в Хабаровск в тот момент, когда город только что закончил трудовой день. Молодежь толпилась у входа в ки­нотеатр «Гигант», слушая радиорекламу о новых кинофильмах, как вдруг: «Внимание! Говорит Москва. ». Толпа немедленно перемещается к другому динамику, что в 100 метрах от кинотеатра. На лицах любопытство, потом радость и, наконец, восторг. Аплодисменты, смех, обмен мнениями».

Вдохновение полетом

Привлекают внимание множество стихов. Они размещены на каждой полосе газеты. Разные стили, разные аспекты полета отражены в этих текстах, но видно: люди гордятся, люди вдохновлены. И это подделать невозможно.

Нашими снова рекорды побиты.
Земля, нарядное платье надень.
Вывела Москва на орбиту человечества завтрашний день.
Весь мир в восхищенье ладонями грохает, славу труду и отваге поет,
На ус наматывает эпоха витки корабля «Восход».

Артур Моро. Перевод с мордовского Энны Дедовой.

На второй полосе «Известий» за 18 марта размещено дополетное интервью с Алексеем Леоновым.

Репродукция картины летчика-космонавта Алексея Леонова «Кокошник». Эскиз был сделан на борту космического корабля «Восход-2»

«Алексей неожиданно хлопнул руками по коленам и засмеялся:

— Я обязательно возьму с собой в корабль краски или, на худой конец, цветные карандаши. Понимаете, все, кто летал, восхищались цветовой гаммой зари, какой она видна из космоса. Я пробовал несколько раз: посажу около себя летавшего и по его подсказке рисую космический восход солнца. Всё получается правильно — по рассказу, а в целом — не то. Попробую теперь с натуры!».

Интересно описан в интервью также момент, когда Леонову предлагали пойти в отряд космонавтов. Долго ему не говорили, что именно он будет делать, но намекали на очень интересную работу. Алексей никак не мог сообразить, что она будет связана с космосом. И поэтому спросил самое главное:

— А жениться можно будет?

Вся комиссия так и покатилась.

— Ну, тогда всё в порядке.

С пометкой «Молния»

На третьей полосе сообщения иностранных информационных агентств. Все они «кричат» о новом успехе советской науки и техники. Лондон, Токио, Нью-Йорк, Париж, Бонн, Копенгаген, Варшава, Берлин — в восторге от подвига космонавтов.

Агентство «Рейтер» подчеркивает: «Запустив свой новый космический корабль, русские снова побили Соединенные Штаты в космическом соревновании». США, указывает агентство, намечают запустить свой первый космический корабль с двумя космонавтами на борту на следующей неделе.

Алексей Леонов и его дочь Виктория

Четвертая страница выпуска посвящена бытовой стороне жизни космонавтов. Здесь много фотографий: Беляев — с семьей в лесу, на другом фото его дочь играет на пианино. Алексей Леонов перед ночным тренировочным полетом, Алексей Леонов с мольбертом и со своей дочерью.

И главное фото справа — размытое, еле видное белое пятно на черном фоне в рамке телевизионного экрана. Под ним подпись:

«Человек вышел из корабля. Миллионы телезрителей видели подвиг Алексея Леонова собственными глазами. Этот снимок сделан нашим корреспондентом с голубого экрана».

Теоретик с большой буквы

«Дверь во Вселенную открыта» — именно такими словами открывается номер 19 марта. Здесь уже большая официальная часть. Под открывающей фотографией космонавтов в скафандрах — Леонид Брежнев, который запечатлен в момент звонка Беляеву и Леонову.

А с ним: «Г.И. Воронов, А.П. Кириленко, А.Н. Косыгин, А.И. Ми­коян, Н.В. Подгорный, Д.С. Полянский, М.А. Суслов, В.В. Гришин, П.Н. Демичев, Л.Ф. Ильичев, Б.Н. Пономарев, А.П. Ру­даков, В.Н. Титов. Здесь же присутствуют заместители Председателя Совета Министров СССР товарищи Д.Ф. Устинов, В.Э. Дымшиц, M.А. Лесечко П.Ф. Ломако, И.Т. Новиков, К.Н. Руднев, Л.В. Смирнов».

Вторая полоса интересна тем, что в подвале дана беседа с Теоретиком космонавтики. Важно, что слово «теоретик» написано с большой буквы, но ФИО его отсутствует. Понятно, что наши ученые, работающие в космической сфере, были тогда полностью засекречены, но «Известия» всё равно находили возможность выводить их на свои страницы.

Вот «Теоретик космонавтики» рассказывает «Известиям» о том, зачем нужно было выходить Алексею Леонову в открытый космос:

«Надо было убедиться в том, каковы реакции на невесомость в свободном пространстве. Вчера, когда мы с вами видели Леонова в космосе вне кабины корабля, стало очевидно, что и эту сторону дела наши ученые представляли себе правильно, — отвечает Теоретик.

— Человек в космосе лишен какой-либо опоры. Нужны ли бу­дут какие-либо средства, чтобы помочь ему стабилизировать себя?

Алексея Леонова (слева) и Павла Беляева (в центре) встречают в Перми после успешного завершения полета. 21 марта 1965 года

— По-моему, главное — это выработать соответствующие навыки. Судите сами. Ведь и на Земле человек, казалось бы, должен был быть очень неустойчивым: центр тяжести его тела находится намного выше, чем опора, — то есть ступни ног. Однако, как вы знаете, проблемы равновесия для человека на Земле нет».

Это кажется странным, но до сих пор ученые открывают для науки секреты равновесия человека на Земле, его возможности ходить, не падая. Теоретики того времени уже задавались таким вопросом. А также рассуждали о том, что когда-нибудь на орбите возможно появится первая космическая станция.

«Космические корабли смогут обмениваться экипажами при встрече, когда человек будет способен выйти в пространство. Мы еще доживем до того времени, когда в космосе появятся орбитальные станции — нечто вроде научно-исследовательских институтов в околоземном пространстве.

— Вернемся к Леонову, — говорит корреспондент «Известий». Была ли какая-либо опасность, что в него попадет метеорит?

— Надо сказать, что метеоритная опасность вообще оказалась меньшей, чем считали до появления в космосе».

Третья и четвертая полосы 19 марта «Известия» полностью посвящают космической науке. Здесь поднимается и вопрос использования принципов биоуправления — тех самых роботов, работающих в копирующем режиме, которые отправились в космос только в 2019 году (имеется в виду полет робота «Федора»). Здесь уже говорится о спутниках, которые можно будет запускать для того, чтобы они передавали телевизионный сигнал. Отдельная статья посвящена космической одежде. До сих пор наши конструкторы скафандров занимают лидирующие позиции в мире.

Гагарин на проводе

20 марта «Известия» снова открываются большим фото Павла Беляева и Алексея Леонова. На первой странице также интервью с Юрием Гагариным. Во время выхода Леонова в открытый космос Гагарин, находившийся в Центре управления полетами, поддерживал постоянную связь с экипажем «Восхода-2». Он рассказал журналистам «Известий» о подробностях полета, приземления космического корабля и последних беседах с экипажем «Восхода».

На четвертой полосе заметка британского писателя и журналиста Джеймса Олдриджа.

«О чем, как правило, размышляю я по пути домой? Мне редко приходится мечтать об исследовании Вселенной, меня чаще волнует, смогу ли я уплатить по счетам, какая судьба ожидает мою работу, смогут ли мои дети получить необходимое образование… Я безгранично рад, что мне посчастливилось жить в то время, когда мы не только стоим на пороге космических открытий, но и вступаем в новый мир, перед которым открылось беспредельное будущее. Трудно выразить словами то впечатление, которое производят советские достижения на остальной мир. Ничто, по сути дела, не могло доказать столь наглядно и ощутимо правоту социалистического строя».

22 марта — первое интервью с космонавтами после приземления.

Кадр из документального кинофильма «Человек вышел в космос». Юрий Гагарин (слева) провожает космонавтов Павла Беляева и Алексея Леонова на тренировку

«Когда я открыл выходной люк, в меня прямо-таки ударил мощный поток света. Будто от дуги электросварки. Мне пришлось не раз слушать товарищей о том, как выглядит космос. Казалось, что я подготовлен. Но картина выглядела совсем по-другому. Не так, как я представлял», — говорит Леонов на страницах «Известий».

Ниже он продолжает:

— Я послал привет всем, а отдельно — ландышам, — улыбается Леша. (Ландыши — это значит друзья-космонавты. Это не кодовое название, а прижившаяся в отряде шутка).

Вот скупые строки про возвращение. Конечно, Леонов ни слова не сказал о той ситуации, которая произошла у него со скафандром.

А как проходило возвращение на корабль? — спрашивает корреспондент «Известий».

— Это несколько труднее. Во-первых, у меня было больше работы. Я немного устал. Но всё прошло хорошо! По программе я должен был намотать фалу на руку и так входить. Вижу — это канительно. Подумал, дернул себя мысленно за ухо — и сообразил, как управиться побыстрее. Потом командир быстро закрыл люк и дал давление.

— Было ли такое чувство, что возвращаешься в родной дом?

— (к Беляеву) Кстати, а что Леша сказал, вернувшись?

Оба переглядываются, хохочут.

— Сказать. Не надо? — смеется Беляев.

Источники:

http://vks.spb.ru/pamyatnye-daty/90-pervyy-vyhod-cheloveka-v-otkrytyy-kosmos.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5d8b78d0c49f2900aed02032/5dd522796b888b11ecbd4fe1
http://ria.ru/20150318/1053053095.html
http://rostec.ru/news/4517859/
http://www.planetarium-moscow.ru/about/news/18-marta-1965-goda-pervyy-vykhod-cheloveka-v-otkrytyy-kosmos/
http://iz.ru/931334/anna-urmantceva/voskhod-leonova-kak-izvestiia-osveshchali-pervyi-vykhod-v-otkrytyi-kosmos

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector