10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Место рыболова. У РЫБАЦКОГО КОСТРА.

У рыбацкого костра

Наверное, каждый рыбак, хотя бы раз в жизни устраивал рыбалку с ночевкой. И дело здесь не в хорошей поклевке, просто многие из нас стремятся провести ночь у любимой реки или озера, посидеть у костра, пообщаться с друзьями в непринужденной обстановке, поделиться профессиональными достижениями.

Секрет настоящей ухи не в кулинарном мастерстве. Такую уху не приготовить в домашних условиях, даже на дровах возле собственного дома! Другое дело — на природе, когда к аппетитному запаху рыбного блюда примешивается тонкий аромат лесов, полевых цветов — это же не уха, а песня! Ее невозможно наесться, к первой порции добавляется вторая, а затем — третья.

А истории друзей-рыбаков где еще можно такие услышать? Ну, возьми и расскажи о своем приключении на кухне, за уютным столиком — не тот эффект будет, не так поймут рассказчика слушатели, если не сидят они в ночной тиши возле дымящего огонька, возле спокойного речного течения под звездными небесами.

Да и где вы видели настоящий разговор рыбаков среди бела дня? Несмотря на большую компанию, у каждого своя забота, которая не идет дальше собственных поплавков. Разве что вопросами о насадках перекинуться, да о виде рыбы, которую выжидают. Да еще в пути о погодных условиях обменяться впечатлениями.

Рыбацкий костер сближает людей, побуждает быть откровенными и раскрепощенными друг с другом — то ли пошутить, то ли признать нелепые ошибки. Случается, что одна такая встреча становится незабываемой, меняет жизнь человека. Из непритязательного общения вырастает крепкая дружба, которая длится годами, десятилетиями.

Ночная рыбалка бывает разной. Весной — с соловьиной песней, очаровывающей сердце и поднимающей до заоблачных высот; летом — слышится песнь перепелов и ощущаешь близость звезд, когда они склоняются так низко, что кажутся родными; осень дарит тихий шелест листьев, запах прохлады с ностальгией о прошлом, вереницу улетающих журавлей с их прощальными криками. Зимой. да, зимой, все-таки, уютнее дома ночевать. Многие из нас так привыкли.

Костер наш горит, посылая далекий сигнал о теплом очаге в кругу друзей, о том, что в такую ночь нам не спится. Уха кипит, и мы изредка подсвечиваем на кастрюльку фонариком, улавливая ее нежный аромат. Вот уха и приготовилась. Не спеша снимаем с огня и оставляем ее немного отстояться, чтобы вкус равномерно распределился от донышка до самых краев.

Пусть говорят, что хотят, но такой ухи нет ни в одном ресторане! Даже спорить не пытайтесь, не убеждайте меня, что все это самовнушение. Эта уха и вкусная, и целебная: подкрепит она и физически ослабленного, и любую нашу рыбацкую психологическую неустойчивость исцелит, добавит позитива и вдохновения, чего так недостает в нашей непростой теперешней жизни. Лечит она — и лечит лучше всяких профессионалов!

А у вас с друзьями в этом сезоне намечается ночная рыбалка? Не засиживайтесь по домам. Приятного вам времяпровождения у костров с водоемами, веселого общения и вкусной-превкусной рыбацкой ухи!

Место рыболова. У РЫБАЦКОГО КОСТРА.

Струится речка в лесных берегах

Дело о браконьерстве

Пять лесных озер

Избушка на озере

Первая моя щука

Озеро черной рыбы

Авальдас ловит щук петлей

Нашего полку прибыло

Ярослав Смеляков на рыбалке

Речка моего детства

В последнюю минуту

Рыбьих дел советник

На бегущей дороге

Дедушка и монах

Орхон и Хануйн-Гол

Всего один полдень…

Таверна шести рыболовов

Ловля форели в Европе

На волнах Атлантики

Богатый выбор на поверхности моря

Радужная форель на озере Дивном

У рыбацкого костра

Избранные страницы альманаха «Рыболов-спортсмен».

К выходу 50-го номера

В русской классической прозе, да и в поэзии, можно найти немало замечательных страниц и строк, посвященных охоте и рыбной ловле.

Достаточно вспомнить «Записки охотника» И. Тургенева, «Записки об ужении рыбы» С. Аксакова, стихи А. Фета, многие рассказы А. Чехова — «Налим», «Злоумышленник», «Дочь Альбиона» и другие.

В одном из писем поэту Плещееву Антон Павлович Чехов сокрушался: «Жаль, что Вы не рыболов».

И мне искренне жалко тех людей, которым не доводилось встретить рассвет на берегу озера или реки.

Сколько они потеряли!

Ведь время рассвета, когда происходит пробуждение всего живого в природе, — одно из самых замечательных чудес на земле!

Сидишь в лодке и следишь, как постепенно светлеет небо на востоке, как этот розовый свет начинает разливаться по воде, отражающей и прибрежный лес, и причудливой формы облака, и светящуюся еще луну.

Вот в зарослях куги раздался всплеск и поплыли по поверхности воды круги. Вот вся вода покрылась ими — малыми и большими, — плавится резвящаяся рыба.

А вот из зарослей рогоза выплывает стайка шустрых утят, они играют, перегоняя друг друга, и даже не обращают на тебя никакого внимания.

Вот подлетает к тебе камышевка и, усевшись на свесившуюся над водой ветку ивы, с терпеливым любопытством заглядывает тебе в глаза.

Поднявшись с огромной сосны, красавец ястреб чертит в воздухе широкие круги, забираясь все выше и выше…

Совсем близко от лодки на поверхности возникли цепочки пузырьков — подошел лещ. Сейчас начнется клев…

И такая радость входит в душу, заполняя ее до краев.

Эти мгновения остаются потом на всю жизнь.

Не случайно многие выдающиеся писатели России любили рыбную ловлю. Она освежала их душу, помогала им в работе.

Как вспоминал писатель И. А. Белоусов, А. П. Чехов нередко говаривал: «Я думаю, что многие лучшие произведения русской литературы задуманы за рыбной ловлей».

Знаю, что и среди наших современников, замечательных писателей и поэтов, было и есть немало больших любителей рыбалки. Можно назвать имена К. Паустовского, Ф. Абрамова, В. Астафьева, В. Бокова, Ю. Казакова, Е. Носова, В. Липатова, Н. Грибачева, Ф. Искандера, В. Солоухина, В. Кострова, О. Вишни…

Альманах «Рыболов-спортсмен» многое сделал для популяризации рыбной ловли. Его с удовольствием читают многие тысячи не только рыболовов, но и просто людей, любящих природу — леса, озера, реки. Многое сделал альманах в деле пропаганды борьбы за сохранение природы в чистоте и порядке. Думаю, что ему еще предстоит усилить кампанию за сбережение природы.

Ведь рыбалка — это не только страсть, азарт, рожденные борьбой с пойманной рыбой, но и общение с природой, сближение с ней, понимание ее, любовь к ней, охрана ее.

Нам давно пора понять, что мы часть природы, нашей матери, ничуть не выше ее, и должны беречь ее особенно сейчас, когда ей нанесен такой болезненный ущерб руками человечества, техникой, созданной им, нашей бесхозяйственностью, безответственностью, бездумным отношением к ней.

Пора понять, что человек — самое разумное, казалось бы, существо на Земле, нанес ей и самый большой урон, нарушил в пей установившиеся тысячелетиями круговорот и соотношение, надеясь, видимо, на то, что она все стерпит и всегда будет добра и щедра к нему.

Нет, ее богатство и бескорыстие не бесконечно…

Только тогда мы сможем искупить свою вину перед ней, когда восстановим то мудрое равновесие сил, которое установила сама жизнь в живом и неживом мире — среди воды, воздуха, земли, растений и животных.

Каждому истинному рыболову-любителю необходимо помнить об этом.

В организации рыбной ловли большую роль играют рыболовно-спортивные базы, принадлежащие обществу «Рыболов-спортсмен». Это они создают условия для отдыха рыболовов. Кроме того, администрация баз следит еще и за сохранением леса в местности, прилегающей к базам, за своевременным сбором ягод, борется с браконьерами. Мне довелось побывать на нескольких базах и самому убедиться в их благородной, заслуживающей всяческих поощрений роли.

К сожалению, сейчас, кажется, намечается тенденция к сокращению этих баз. Но ведь только в Москве насчитывается 80 тысяч членов общества «Рыболов-спортсмен». И нельзя допустить, чтобы они остались беспризорными, не имели возможности получить минимальный уют на берегах рек и озер…

Проблем, связанных с природой и рыбной ловлей, много, и свою лепту в их разрешение вносил и вносит альманах «Рыболов-спортсмен», который за 40 лет своего существования (вышло 50 номеров) уже немало сделал в этом отношении.

В этой итоговой книге представлены лучшие произведения не только советских, но и зарубежных писателей: Дж. Пристли, Э. Хемингуэя, Е. Путрамента и других, публиковавшиеся в пятидесяти выпусках альманаха «Рыболов-спортсмен».

Надеюсь, что они будут хорошо встречены не только всеми любителями рыбной ловли, но и просто читателями, любящими природу.

Великий рыболов

Я настолько далек от рыболовного спорта, что, когда в понедельник утром слышу, как сосед спрашивает другого: «Ну, как клевало вчера?», мне прежде всего приходит на ум мысль о… комарах. Это, однако, вовсе не значит, что я никогда не держал в руках удочку. Время от времени некоторым заядлым любителям, отчаянно нуждающимся хоть в каком-нибудь компаньоне, удается вытаскивать меня в море, и я болтаюсь с ними в их яликах, пока меня не доконает морская болезнь.

Должен сказать, что наша Баррэн-авеню просто кишит заядлыми рыболовами. Знаменитые Бруксы, Битэмсы, Виккерстэты — это все мои соседи. И самым опытным из них, по единодушному мнению всех наиболее авторитетных наблюдателей, является мой друг Кирилл Максуп. Мне об этом, понятно, судить трудно, но, поскольку сам Максуп очень часто утверждает то же самое, по- видимому, это действительно так.

Говорят, что он знает о рыбах столько, что может читать самые сокровенные их мысли. Многие ли рыболовы осмелятся заявить, что они таскают хитрющих лещей с помощью одного голого крючка, без всякой наживки? А Максуп делает это запросто.

Неудивительно поэтому, что, наслышавшись рассказов о его доблести и мастерстве, я не устоял и принял его предложение порыбачить недельку в Старой бухте. Было это прошлым летом, но я до сих пор помню все до мельчайших подробностей. И наверное, буду помнить всю жизнь…

— Однако, прежде чем мы отправимся, — предупредил меня Максуп, когда я сказал свое «да», — мне хочется, чтобы ты твердо усвоил, что я везу тебя в такое место, о котором никто, кроме меня, не знает. Ты должен поклясться, что никогда, никому, ни при каких обстоятельствах не выдашь его координаты. Это место — ты убедишься сам — так кишит рыбой, что ее можно таскать из воды голыми руками.

Я поклялся. Так торжественно, как только мог.

— Все снаряжение и снасти у меня есть, — сказал он в заключение. — Тебе придется взять только наживку, пол-ящика или, лучше, ящик пива и рюкзак или сумку с подходящими продуктами — на случай, если нам надоест питаться дарами моря. Поставим там на самом берегу палаточку и заживем себе, как боги. Тишина, покой вокруг, никаких тебе знакомых и родных. Здорово, а?

В путь мы тронулись в субботу. Чтобы закупить все необходимое, мне пришлось полдня побегать по магазинам. Плавание тоже оказалось не из легких: греб я один — Максуп сидел на корме и приводил в порядок снасти, а море, даже мой друг признал это, было довольно неспокойным. Поэтому, когда мы добрались до места, у меня едва хватило сил вытащить ялик на берег.

Справившись в конце концов с этим делом, я присел на выступ возвышавшейся скалы и огляделся вокруг. Должен признаться, что ничего примечательного в этом Таинственном местечке Мак- супа (в силу данного обещания я могу именовать его только так зашифрованно) я, как ни старался, не нашел. Берег как берег, скала как скала. Правда, сзади, почти сразу же за ней, начинается довольно уютный лесок, карабкающийся по склону длинной и в общем-то живописной горы. Но что до него нам, рыболовам? Мы ведь привязаны к воде…

Долго любоваться видами я не мог — надо было ставить палатку. Провозился я с ней часа два, потому что опять все делал один: Максуп сначала занимался метеонаблюдениями, а потом обдумывал меню нашего ужина. Когда палатка была поставлена, он объявил его:

— На первое будет, разумеется, уха. А на второе… На второе я приготовлю такое, что тебе и во сне никогда не снилось.

Блюдо, которое он назвал, я действительно не пробовал ни разу в жизни. Не отведал я его, увы, и в тот раз. Наверное, поэтому я не запомнил его мудреное название. Помнится только, что в его состав входят анчоусы, мелко нарезанный лавровый лист, множество специй и еще что-то.

— Ну а теперь, — сказал Максуп, нанизывая на крючок креветку, — пока ты будешь собирать хворост для костра, я, с твоего разрешения, вытащу парочку лещей. Какие тебе больше нравятся — пожирнее или не очень? Пожирнее, конечно! Что это за уха из одних костей!

Хворост я собрал, костер разжег, воду вскипятил, а Максуп все не возвращался. Тогда я тоже взялся за лещей.

Положение от этого, конечно, изменилось мало. Давно зашло солнце, давно наступила ночь, а мы все сидели на выступе скалы и, болтая ногами, мрачно держались за свои удочки.

Читать еще:  Зимняя рыбалка на озере Сагишты

Первым не выдержал Максуп.

— К черту, — сказал он, вытаскивая свою леску. — Давай- ка отложим это дело наутро. Зря только теряем время. Сам Грэй ничего бы не взял в такой прилив. Рыбы зверски привередливы в этом отношении. Если прилив хоть чуточку не в их вкусе, они тотчас же прячутся.

— Правильно, — обрадованно принялся и я сматывать свою удочку. Правда, про себя я подумал, что там просто некому прятаться. Но, чтобы не огорчать друга, вслух я этого не сказал.

Нам не оставалось ничего другого, как открыть банку холодных мясных консервов и поужинать не ухой, а ими…

Рассвет застал нас уже восседающими на скале.

— Ну уж на завтрак рыбка у нас будет, — безапелляционно заявил Максуп, закидывая удочку.

Его крючок ослепительно сверкнул в лучах восходящего солнца и медленно погрузился в воду. Раз сто потом, не меньше, вытягивал его мой друг на поверхность, чтобы проверить, не зацепилось ли за него что-нибудь. И всякий раз на нем не было ничего похожего на рыбу.

Мой собственный крючок зацепился сразу же. Должно быть, за какую-нибудь корягу или что-то в этом роде. Я понял это довольно быстро и сразу же перестал тревожить его. «Захочет, — думал я, — высвободится сам. Если же его тащить насильно, дело может кончиться тем, что я порву чужую леску, и все». Крючок не захотел. В извечной борьбе сил моря и суши и в этот раз победили силы моря…

В полдень, когда я все-таки вытащил свою леску (конечно, без крючка), Максуп посмотрел на меня и сказал:

— Не отчаивайся, уж после обеда мы обязательно наверстаем свое. Попомни мои слова.

Завтрак наш (вернее, и завтрак и обед) состоял из удивитель- го неаппетитного сочетания консервированной баранины и сухих бисквитов.

Поздно вечером, когда мы, задыхаясь от одуряющего запаха неиспользованной и разлагающейся наживки, запивали противно теплым пивом консервированную свинину с бобами, Максуп сказал, что, по его мнению, наши старания с самого начала были обречены на неудачу из-за слишком сильного ветра.

— Я уже говорил тебе, что за капризная эта тварь — рыба. Стоит только подняться ветру, да еще не оттуда, откуда надо, как она сразу смывается в море, и тогда хоть лопни, но ты уже ничего не вытянешь. Будем надеяться, что завтра погода улучшится.

Я не мог с ним согласиться. Ветер здесь совершенно ни при чем, потому что, во-первых, он был очень слабый, а, во-вторых, накануне, в безветренный вечер, мы тоже ничего не поймали.

— Если ты хочешь знать мое мнение, — сказал я, — то, по- моему, нам не везет потому, что здесь просто нет рыбы. А может, никогда и не было.

— Можешь оставить свое мнение при себе, — огрызнулся Максуп и, открыв новую бутылку пива, стал пить его прямо из горлышка.

За ночь ветерок совершенно стих, но зато все небо покрыли тяжелые свинцово-серые облака.

— Не нравится мне их вид, — нахмурившись, проворчал Максуп. — Но мы все-таки пойдем.

И мы пошли. И опять просидели на этой скале битых десять часов. И снова весь день ели одни консервы и бисквиты, от которых у меня, в конце концов, расстроилось пищеварение.

А рыба все не клевала! Наверное, с таким же успехом мы могли бы просидеть день над какой-нибудь пустой лоханью.

— Рыбы — это самые ленивые твари на свете, — утешал меня вечером Максуп, уписывая холодную говяжью тушенку. — Стоит только какой-нибудь несчастной тучке на минуту закрыть солнце, как они уже воображают, что это ночь, и тут же отправляются на боковую. Ну и здоровы же дрыхнуть!… Но ты не отчаивайся — будет и на нашей улице праздник!

— А по-моему, — начал было я, — здесь…

— Хочешь еще пива? — моментально прервал меня Максуп.

Его пророчество сбылось — и очень скоро. Можете вы представить себе небо без единого облачка, солнце, ласково пригревающее (а не палящее), зеркально-гладкую, чуть-чуть подернутую рябью поверхность моря, мягкий веющий прохладой бриз (как сказал Максуп, именно тот, что надо)? Можете? Очень хорошо. Именно такая погода и выдалась на другое утро.

— Денек — словно по заказу, — довольно пробасил Максуп, выглянув из палатки. — Ну уж сегодня мы свое возьмем!

Да, денек этот действительно мог бы пройти чудесно, если бы… Если бы не два — всего два — маленьких «но»:

— во-первых, меня все время мучали страшнейшие рези в животе;

— во-вторых, — и это, пожалуй, главное, — несмотря ни на что, клева все-таки не было.

Ровно в полдень, сказав себе: «Хватит!», я решительно поднялся и…

Тут все началось.

Первым удивил меня Максуп. Вытащив свою удочку, он обернулся ко мне и вдруг мрачно объявил:

— Как мне ни больно, дорогой Билл, но я должен сказать тебе…

— Что? — приготовился я ко всему самому худшему.

— Что рыбы здесь нет. Больше того, готов биться об заклад, что ее нет здесь в радиусе пяти миль.

— Акулы, — ответил Максуп единственным словом.

В тот же самый момент позади нас послышался шум, и из леска на склоне горы высыпала целая ватага юнцов.

Парни — я насчитал их восемь — устремились прямо к нашей скале. Все они были увешаны снаряжением для подводной охоты — ластами, масками, трубками, ружьями. Но вид их тем не менее был совсем не воинственный, нет. Они не походили на сынов Посейдона.

На берегу они начали натягивать на себя шерстяные свитеры и прилаживать снаряжение. Наше бедное Таинственное местечко сразу превратилось в суетящийся муравейник.

И что самое обидное — нас они совершенно не замечали. Даже не спросили, как клюет или что-нибудь в этом духе. Словно не видели, что мы с удочками и уже обжили это место, как собственный дом.

Облаченные в свои доспехи, они стали похожи на фантастических пришельцев с других планет. Охотиться собирались семеро; восьмой — его называли Артур — оставался на берегу, чтобы собрать хворост и разжечь костер.

Когда они в полной боевой готовности (один из них держал большую проволочную корзину) сошли к воде, ближайший к нам парень приподнял на лоб маску и крикнул Артуру:

— Через двадцать минут костер чтоб горел! Мы долго не задержимся.

Затем все вместе они соскользнули в воду.

— Нет, какое нахальство, а?! — возмущенно воскликнул Максуп. — Через двадцать минут они вернутся! Небось, думают, еще и с рыбой! Как бы не так, держите карман шире.

Минут десять мы с Максупом молча сидели на скале, внимательно наблюдая за рассыпавшимися по всей бухте пловцами. Артур бродил поодаль, собирая валежник.

Вдруг, словно ужаленный, Максуп вскочил на ноги и что есть мочи завопил:

— Эй, парень, сюда! Быстрее, быстрее!

Артур выпрямился, удивленно поглядел на Максупа, потом нехотя направился к нам.

— Что случилось? — подойдя, спокойно спросил он.

— Смотри, смотри! — возбужденно размахивая руками, сказал Максуп. Кого-то из ваших схватила акула!

— Вон, видишь, плавают кишки! Я так и знал, что этим все кончится.

— Это Джордж, — все так же невозмутимо сказал парень.

— Что значит — Джордж?! — даже подпрыгнул от негодования Максуп. — Эти кишки, может быть, раньше и были в Джордже, а сейчас вон они видишь? Акула выпотрошила его!

— Ах, вот в чем дело, — улыбнулся Артур. — Успокойтесь, сэр, это рыбьи кишки. Чтобы сэкономить время и воду и чтобы рыбка была свежей, мы потрошим ее прямо в море… Простите, но мне нужно идти.

Отвесив моему другу нечто вроде церемонного поклона, парень поднял охапку хвороста и заспешил к костру. Максуп проводил его ошалелым взглядом, пожал плечами и снова обернулся к морю.

В это время охотники один за другим стали выходить из воды. Столько рыбы, сколько они вытащили с собой на берег, я до сих пор видел только на рынке — и то лишь в субботу и предпраздничные дни. Рыбой — отличной, крупной, причем уже вычищенной и выпотрошенной — была доверху набита проволочная корзина. Рыбу вываливали из сеток, снимали с куканов, вытряхивали из- за пазух. Причем делалось все это так просто и буднично, что было совершенно ясно: это для них самое обычное явление.

Я посмотрел на Максупа и… похолодел. Если бы в эту минуту вы видели выражение его лица! Я никогда не думал, что человеческая челюсть может отвисать так низко! «А что если она так и не станет на место?!» — мелькнула у меня мысль.

— Вы не отобедали бы с нами? — послышался вдруг снизу голос Артура. — Ничего особенного у нас нет, одна рыба, но ее хватит на всех. Милости просим к нам в гости!

Мы не заставили его слишком долго упрашивать нас…

В тот же вечер мы сняли свой лагерь и отправились в обратный путь, домой. Возвращение, особенно пеший переход от причала до нашей Баррэн-авеню, оказалось еще труднее, чем путь туда. Ребята отдали нам половину своей добычи, и мы шли нагруженные, как вьючные животные. Но мы мужественно вынесли все — в том числе восторженные поздравления знакомых и незнакомых и предельно выразительные, восхищенно-завистливые взгляды, которыми провожали нас все прохожие. Знакомым мы даже отвечали. Разумеется, с присущим нам тактом и скромностью.

Конечно, больше всего досталось Максупу — все знали, что если б не он, я бы, как всегда, вернулся домой с пустыми руками. Венцом его триумфа был момент, когда он принялся одаривать каждого поздравляющего рыбой.

— Нет, что ни говорите, — получив свою рыбину, заявил зеленщик, — такие рыболовы, как Максуп, рождаются раз в десять лет!

— В десять? — заметил бакалейщик тоном взрослого, говорящего с ребенком. — Раз в сто лет!

— Если бы в сто, — покачал головой мой сосед — чиновник из муниципалитета. — Боюсь, что…

Конца этой волнующей встречи я не слышал, потому что жена утащила меня в дом. Мою долю добычи Максуп под горячую руку раздал тоже, но жена даже не заметила этого — ведь я еще ни разу в жизни не возвращался с рыбной ловли с рыбой…

Приготовление рыбы в походных условиях

Мне неоднократно приходилось участвовать в водных туристических походах, когда пойманная рыба становится хорошим дополнением к пропитанию. Вот почему я решил поделиться своими соображениями относительно блюд из рыбы, которые можно приготовить на лоне природы.

Отправляясь компанией или в одиночку на рыбалку в дальние и не очень дальние края, прежде всего надо позаботиться о посуде. И если на рыбалку вы отправляетесь компанией, посуда должна быть соответствующей, рассчитанной как минимум на 3-5 литров. При пеших переходах для этой цели потребуется легкая алюминиевая посуда: котел, кастрюля, противень, сковородка, кружки. Для рыболовов-автолюбителей можно порекомендовать более широкий набор: и мангал, и казан, и плоские ведра, необходимый объем которых (6-9 л) составляет 1,5-2 л на человека.

А теперь вот о чем. Магия огня, наверное, в человеке пребудет на все века. У костра можно согреться, поспать ночью, не боясь простудиться. Некоторые рыболовы, например, слыхом не слыхивали, что такое костер-нодья. А устраивается он очень просто: два сухих бревна укладываются одно на другое, слегка разделяются с помощью чурбачков и закрепляются в нужном положении вбитыми в землю колышками. Нодья горит всю ночь и не надо подбрасывать в огонь полешки. Ну и, конечно, с помощью костра можно приготовить себе пищу. А для этого потребуются не какие попало дрова, а дрова, огонь от которых будет гореть долго. Уважающий себя рыболов или турист не будет понапрасну рубить живые деревья. Для этого в лесу достаточно сухостоя и валежника. Правда, не всякую породу деревьев можно использовать. Лиственница, например, во время горения «стреляет», прожигая одежду рыболова и палатку. Сосна и пихта придадут ухе смолистый запах, тем более ветви их не советую применять при горячем копчении рыбы.

Специальный костровой комплект обычно состоит из крючьев для подвески котелков и рогулек под перекладину. Можно использовать металлические рыбацкие подставки под удилища. Но если вы остановились на лесистом берегу водоема, рогульки и перекладину нетрудно отыскать среди поваленных деревьев.

В походных условиях на костре готовят самые различные блюда. И в первую очередь это уха, ароматная, бесподобная, с запахом дыма. Наиболее вкусной она получается из только что пойманной рыбы. Для ухи годится любая крупная рыба, за исключением разве что карася и линя, а также за неимением таковой – рыбья мелочь: ерши, окуни, плотва, ельцы, красноперки. Чешую с белой рыбы необходимо снимать. Ну и, конечно, удалять жабры, чтобы бульон не горчил.

Читать еще:  200-метровая охранная зона. РЫБАЛКА И ЗАКОН.

Для приготовления ароматной ухи первостепенное значение имеет качество используемой воды. Никому ведь не придет в голову варить уху на мутной воде из водоема, где он ловит рыбу. Особенно во время весеннего паводка или после обильных дождей. Поэтому рыболовы запасаются родниковой водой по дороге на водоем или имеют в багажнике автомобиля канистру с очищенной домашней водой.

В качестве основных ингредиентов для приготовления этого замечательного блюда обычно рекомендуют рыбью мелочь, а также судака и налима. Однако на рыбалке все это на 99 процентов несовместимо. Судак есть, налима нет и наоборот. Конечно, крупный окунь, берш и судак – наиболее подходящие кандидаты для столь деликатного блюда, как рыбацкая уха. Но вполне сойдут и речная щука, златобокий лещ, сазан…

Традиционную уху приготовить несложно. В котелок с водой положите нарезанный картофель и варите до полуготовности. Затем опустите подготовленные куски рыбы, добавьте лавровый лист, перец горошком, крупно нарезанный лук, посолите по вкусу. Варить на малом ровном огне нужно примерно четверть часа, чтобы побелели глаза крупной рыбы, а мясо легко протыкалось заостренной деревянной палочкой. Минут за пять до окончания варки опустите в уху сухие пряности.

Кроме ухи, в походных условиях можно довольно быстро приготовить рыбу на углях костра. Нужна всего лишь мелочь – пищевая фольга. Приготовить этим способом можно любую пойманную рыбу. Для этого нужно подождать, пока в костре появятся угли. Рыбу очистите от чешуи, выпотрошите, отрежьте голову и хвост, тщательно промойте. Затем натрите изнутри солью и молотым перцем, добавьте кусочек сливочного масла. Подготовленную тушку рыбы уложите на сложенный вдвое лист пищевой фольги и заверните таким образом, чтобы образующийся в процессе готовки сок не вытекал.

Фольгу с рыбой поместите на раскаленные угли костра, минут через десять переверните, а еще через такое же время она будет готова к употреблению. Рыбы с нежной мякотью (типа хариуса) готовятся быстрее, с жесткой – дольше.

На углях лучше запекать сразу несколько рыб весом каждая не более 500-700 г.
Следующий способ – рыба на вертеле. Это блюдо готовится по принципу шашлыка. В этом случае я обычно пользуюсь походным мангалом. Не снимая чешуи, рыбу потрошат, промывают, разрезают вдоль, а затем поперек на куски размером 5-6 см, солят, перчат и нанизывают на шампур вперемешку с ломтиками репчатого лука и сала. После чего шампур помещают на подставки таким образом, чтобы расстояние до раскаленных углей составляло примерно пять сантиметров. Жарят минут десять, время от времени поворачивая шампур, чтобы куски рыбы прожаривались равномерно, и поливая их сухим вином или теплой водой. Рыба считается готовой, если мясо легко отделяется от чешуи. На вертеле рекомендуется готовить в походных условиях жирных рыб.
И в заключение несколько конкретных рецептов приготовления вкусных рыбных блюд.

Рыба, жаренная на сковородке

На хорошо раскаленных углях разогрейте сковороду, налейте растительного масла и выложите подготовленную рыбу или ее куски. Незадолго до готовности на рыбу вылейте яйца и досолите. Обычно этим способом готовят рыболовы-автолюбители, для которых не проблема доставить на рыбалку сковородку и упаковку сырых яиц. Для жарки подойдет любая малокостная карповая рыба, а также окунь, судак и щука.

Угорь на шпажке

Угря освободить от кожи, сняв ее чулком, выпотрошить, промыть. Нарезать кусками, нанизать на металлическую шпажку, смазать рыбу маслом и обжарить до готовности над раскаленными углями костра. Затем посолить, выложить на блюдо, украсить зеленью петрушки и укропа, полить томатным соусом.

Плотва на углях

Плотву очистить от чешуи, удалить внутренности и жабры. Головы отделять не нужно. Плотву промыть, обсушить бумажным полотенцем и смазать растительным маслом.
После этого положить рыбу на горячую решетку и жарить, поворачивая над углями. Вместо решетки можно нанизать рыбу за головы на проволоку и также жарить над углями.
Зажаренную до золотистой корочки рыбу погрузить на несколько секунд в горячий раствор соли (120 г соли на 1 л воды). Подать с картофелем фри, полить сливочным маслом.

На рыбалке это блюдо готовят, когда поспеет брусника, ежевика или клюква. Очищенного от чешуи и выпотрошенного судака тщательно промывают проточной водой и солят изнутри. Затем в него кладут несколько горошин душистого перца, лавровые листики, 3-4 дольки чеснока, а остальное пространство заполняют ягодой. После этого тушку следует перевязать шпагатом, завернуть в фольгу, потом в несколько слоев мокрой бумаги и поместить в золу, под угли костра. Время от времени тушку переворачивают с боку на бок. Минут через сорок блюдо будет готово. Перед едой его нужно выдержать в прохладном месте до полного остывания, чтобы образовавшийся внутри соус распределился по всей рыбы.

Пойманных на рыбалке щук можно пожарить на походной сковородке. Но если у вас не оказалось посуды – и это не беда, можно испечь щуку на костре.
Живую щуку, прежде чем начать готовить, необходимо усыпить, с этой целью концом острого узкого ножа делают глубокий разрез горла между передними плавниками и дают стечь крови.
Затем выпотрошенную и подсоленную рыбу (чешую не чистят) завертывают в несколько слоев фольги и зарывают в золу или раскаленный песок под костром. Для того чтобы озерная щука не пахла тиной, прежде чем испечь на костре, ее промывают в крепком растворе поваренной соли или уксуса (1-2 ст. ложки на литр воды).
Внутрь щуки нужно положить лавровый лист, лук, нарезанный соломкой, перец и карри. Получается великолепное блюдо из рыбы, запеченной в собственном соку.
При втором способе приготовленную так же, как и в первом случае, щуку предварительно обкладывают листьями крапивы, черной смородины, березы или капусты, затем заворачивают в пищевую фольгу, обмазывают глиной и кладут в костер на раскаленные угли. В обоих случаях время готовки – 40-60 минут.
Щуку в походных условиях можно приготовить и на вертеле. Предварительно ее потрошат, а затем, не снимая чешуи, разделывают на небольшие куски, солят, перчат и нанизывают на шампуры вперемешку с луком и ломтиками сала. Концы шампуров кладут на подставки с таким расчетом, чтобы расстояние до раскаленных углей было не менее 5 см. Жарят минут 10-15, время от времени поворачивая шампур с кусочками рыбы и поливая их слегка подсоленной водой или сухим вином.

Окунь, запеченный в глине

Свежего окуня очистить от чешуи не просто. В данном случае этого и не потребуется. Рыбу потрошат, промывают, натирают изнутри солью, кладут внутрь тушек нарезанный лук, перец горошком, лавровый лист. После чего каждую тушку обмазывают глиной слоем 3-4 см и примерно на полчаса помещают в золу, под угли костра. Сверху поддерживают слабый огонь. С приготовленной рыбы чешуя отвалится вместе с глиной.

Жизнь рыболова не пресна и не скучна

Не порицайте за то, что у меня появилось желание рассказать, как много лет назад я пристрастился к рыбалке настолько, что она стала увлечением на всю оставшуюся жизнь. Ничего не хочу придумывать, рисуя портрет рыболова.

Страсть к рыбалке — это врожденное (на генетическом уровне) светлое чувство, или приобретенный порок? Рыболовы — это избранники Божьи, или прощелыги, бесславно сжигающие свои жизни вместе с сигаретами, прикуренными от бродяжьего рыбацкого костра? Венцы творения Всевышнего, или безмозглые эфемериды, бездумно порхающие от одного водоема к другому? Или просто люди, сбежавшие из серых будней в волшебное царство живой Природы?

В первый раз я закинул удочку, когда мне было пять лет

Удивительная штука — человеческая память. Очень многое из того, что случалось в детстве, безвозвратно забыто, а вот это осталось. Мой старший брат Витя отдыхал в пионерском лагере близ поселка Куяр, расположенного в 13 километрах от Йошкар-Олы. Мы с мамой приехали его навестить. Брат был старше меня на семь лет, ему и его компании было неинтересно “нянчится” со мной. Поэтому они отвели меня к небольшому прозрачному ручейку, где плавали маленькие красивые рыбки. Из разговоров взрослых я уже знал, что такое рыбалка. И рыбу речную видел на кухне, когда ее бабушка разделывала. Поэтому легко согласился попробовать изловить рыб самому. Витька с друзьями быстро соорудили мне удочку из ивовой ветки. Вместо лески черную нитку привязали, а вместо крючка с наживкой, присобачили конфетку “подушечку”, затянув ее крест-накрест. Дома я видел удочки брата и знал, что там есть крючки. Поэтому заныл, требуя, чтобы и мне крючок привязали. Но ушлые пионеры быстро убедили меня, что на сладкую конфету рыба и без крючка хорошо ловится. Они смылись по своим делам, а я поверил им и остался. Когда через некоторое время меня у ручья нашла мама, я не хотел уходить и упорно ждал поклевки. Дело дошло до рева. С трудом меня уговорили пойти на речку, где в это время купались пионеры. Там мой брат с приятелем ловили уклеек на удочки с мелкими пенопластовыми поплавками. И Витька дал мне свою настоящую легкую бамбуковую удочку, насадив на крючок катышек черного хлеба. И закинуть помог. После нескольких неудач я поймал свою первую в жизни рыбу. О, какое это было счастье! Зажав в кулаке желанную добычу, побежал показывать ее маме. А потом потребовал, чтобы она положила ее в сумку. Чтобы дома отец увидел, а бабушка рыбу зажарила.

Когда мы приехали в город, рыбка в сумке измялась и слегка протухла. Отец меня, естественно, похвалил, а бабушка жарить уклейку отказалась. Я взял рыбешку, вышел во двор и, показав пацанам, подробно рассказал, как я ее поймал. Ровесники удивились, ребята постарше посмеялись. А рыбку я похоронил в цветочной клумбе, поставив на ее могилке маленький крест, сделанный из двух тонких веточек.

Вот так я стал рыболовом

Уже во втором классе, восьмилетними шкетами, мы при каждом удобном случае убегали на Кокшагу, чтобы у моста возле старой церкви, превращенной в пивзавод, “сакать чик”. Там в воду сливали барду, воняло от нее ужасно, но река в этом месте кишела уклейками (чиками). Ловили их на катышки черного хлеба или на жидкое тесто, которое накручивали на крючок, опустив его в баночку. Кто-то, наловив, привязанной к палке консервной банкой, опарышей, кишевших в общественных туалетах, промыв их в воде и обваляв в речном песке или опилках, удил на них рыбу. А ленивые просто привязывали на конец лески средних размеров тройной крючок и рывками делали проводки из стороны в сторону, подсекая рыбешек за разные места.

Рыбы было так много, что и они никогда не уходили домой пустыми. Парни постарше тоже ловили чик и, одновременно, “поставушки” делали. Отмотав метров пять толстой лески, пропускали сквозь нее поплавок размером в куриное яйцо, зафиксировав спичкой. Грузило пристраивали. А на большой одинарный крючок цепляли, зацепив за обе губы, уклейку. И забрасывали в самую гущу мелкой рыбы, шмыгавшей в воде там, где в реку по берегу из сливной трубы текла барда. Щурят ловили, которых тут тоже было полно. Вся городская шпана собиралась в этом рыбном месте и потому здесь нередко происходили локальные военные действия, целью которых было застолбить место под солнцем.

У мальчишек крючки в цене были совсем мелкие, так называемые “заглотыши”

В магазинах их не часто продавали. А крючки № 2,5, которые приходилось покупать, считались уже крупноватыми. Стоили они семь копеек за десяток и продавались в прозрачных целлофановых квадратных пакетиках. В те далекие советские 60-е годы рыболовные снасти стоили очень недорого. Легкую нескладную бамбуковую удочку для мальчишки можно было купить за 30 — 40 копеек. Поплавки из гусиных перьев стоили семь копеек. Рыболовный набор на картонном мотовильце: леска, крючок, грузило и шаровидный пластмассовый поплавок – 13 копеек. Впрочем, никто из знакомых пацанов такие наборы не покупал. Леску, обычно, покупали 0,2 или 0.3 мм, и крючки. А остальное все делали сами. Свинца было везде полно. Кусок свинцового кабеля, найденный возле стройки, использовали для изготовления грузил. Поплавки выстругивали из твердого пенопласта, обрабатывали шкуркой, красили их маникюрным или мебельным лаком.

Рыбачить ходили компаниями, в основном из одного двора

Уходили бывало с утра, а возвращались уже затемно. Я удивляюсь, как наши родители разрешали нам вести такой образ жизни. Не ограничивали нашу свободу и не докучали чрезмерной заботой. Наверное, время было другое. В советские времена дети во дворах свободно гуляли одни до позднего вечера. Ходили без родителей в кино, кружки, спортивные секции. Ни про каких педофилов никто и не слышал. А если в тихой, провинциальной Йошкар-Оле случалось убийство – это массово обсуждалось в течении длительного времени.

Что там говорить… Что было – то прошло. Ключи под половичком у двери оставляли. Трудно в это поверить сейчас. Никаких железных дверей никто в глаза не видел. А увидев такую дверь квартиры — смеялись бы, наверное, и анекдоты про это рассказывали.

Читать еще:  Самые уловистые воблеры на щуку, рейтинг лучших с фото

Малая Кокшага в те времена была реально рыбная река

Мальчишками мы залезали в чрево старой щелястой деревянной плотины, стоявшей в аккурат там, где сейчас вантовый мост, и, подставив под струю сетчатые сачки, часами ждали, когда туда упадет рыба. Помногу тут не ловили, но на уху можно было набрать. Или собравшись компанией и выбрав место побезлюднее, ловили мелочь с помощью трехметрового куска марли. Старания и веселья от этого занятия было много – рыбы мало.

Подрастая, мы удлиняли маршруты своих вылазок вдоль рек, текущих возле города. Не только по Кокшаге, но и по болотистой пойме Ошлы шлялись с удочками наперевес в поисках удачи. Там тогда глухомань была. Мужики из остатков окрестных деревень с наметами бродили, вентеря ставили. И пацанву шугали, чтобы случайно их улов из сеток не вытащили.

К двенадцати годам я знал уже все ходы и выходы из города. И рыбу к тому времени научился уже ловить малость покрупнее. Подсаками мы тогда, по малолетству, еще не пользовались. Потому самые крупные экземпляры, после недолгой борьбы, оставались в воде и в рассказах участников поединков, которые обрисовывали сорвавшуюся рыбу, широко разводя руки. Хотя ухой из сорожек, язишек, голавликов, ершей и подлещиков я свою семью иногда радовал. Ну, и, конечно, вяленая рыба, весьма любимая старшим братом, была разменной монетой в наших с ним отношениях. Я ему рыбок вяленых, а он мне задачку по математике.

Советую прочитать — Как правильно вялить рыбу

Проходили годы, я научился ловить разную рыбу

Каждое лето уезжал с бабушкой к ее брату в село, стоявшее на берегу реки Вятки. Там ждал меня добрый приятель и дальний родственник Шурик, страстный рыболов. С ним мы надолго уходили из дома на берег великолепной русской реки. Бывало и ночевали там у костра. Сапу ловили на тесто. Возле прибрежных кустов пытались на червя лещей соблазнить. И получалось иногда. Но там такие звери водились, что бывало не только лески рвали, но и удилища ломали, пока до подсака дотащишь. А вот ловля чехони в проводку, на муху или кусочек червя, была очень продуктивна и приятна. Берега там изрезанные и много мелких заводей, где от течения рыба может отдохнуть. Помногу ловили, солили и вывешивали янтарную рыбу на солнце, закрыв марлей от мух. Вялилась она моментально и истекала жиром в ожидании прожорливых гурманов. Когда окунь начинал гонять малька, мы снимали майки, распяливали их на развилках палок и ловили возле берега рыбью мелочь. На малька окунь брал безотказно. И жереха мне, помнится, удалось выловить. Здоровенные рыбины гоняли мелочь вблизи переката, на виражах подплывая совсем близко к берегу. У меня был с собой бамбуковый спиннинг с инерционной катушкой “Невская”, но блесен девонов, которыми ловят эту рыбу, не было. Я вообще жерехов до этого никогда не ловил. И спиннингист был начинающий. Было у меня несколько “колебалок” и пяток легких “вертушек”. “Колебалки” я сразу отбросил, а “вертушкой” никак не мог угадать в то место, где жерех ударил. После десятка попыток, прицепил выше блесны дополнительное грузило. Пулять стало удобнее. В результате все же попал. Тяпнул полуторакилограммовый жерех. После упорной борьбы я взял его в подсак. Радости было… Человек далекий от рыбалки этого не поймет. Главное ведь не гастрономические достоинства рыбы и не количество диетического продукта, упрятанного в ней. Главное, что вам удалось, по почину первобытных охотников, заполучить желанную добычу, заставив сердце биться в ритм сердцам предков-рыболовов, от удачи которых зависела жизнь их рода. Адреналин, опять же, помогает почувствовать вкус жизни. Потоки эмоций, фонтаны радостей, бездны огорчений – все это рыбалка. Жизнь рыболова не бывает пресной и скучной.

Хотя, конечно, люди со временем меняются

Меняются их привычки, предпочтения. Мой брат в юности — любитель посидеть с удочкой, со временем к занятию этому остыл. Терпения ему не хватало. Помню уже в зрелом возрасте приехали мы с ним через Юж-Толешево на Большую Кокшагу у деревни Орловка. Клева не было, лениво брала только мелкая красноперка. Посидев с полчаса, он свернул удочки и, сказав, что лучше пойдет машину помоет, исчез. А я перешел на другое место и начал ловить на червя. Поклевки были какие-то хилые и рыба после них не хотела подсекаться. Я сидел на берегу и изредка матерился не в состоянии понять, что такое происходит. Клюет все время и ни черта не ловится. Разгадка пришла, когда, после очередной подсечки, я вытащил зацепившегося на крючок здоровенного рака, сожравшего моего червя.

Я позвал брата, который уже успел к этому времени сварить уху из красноперок. Мы пообедали, я достал из багажника подъемник и вывалил туда остатки пищи, рыбьи головы, картофельные очистки. И на длинной палке опустил это сооружение в воду. Минут через десять поднял. Там сидело три рака. И пошло дело. Витя заинтересовался. Я оставил ему эту самопальную рачевню, а сам с удочкой пошел вдоль берега рыбу искать. В одном месте нащупал некрупных подлещиков.

Когда вернулся, довольный Виктор протянул мне ведро почти полное раков. Я похвалил его, сказав, что он, наверное, не очень хороший рыболов, но зато отличный раколов. И этот титул я дарю ему навечно.

Раков мы сварили на берегу. Часть съели тут же, бросая скорлупу в воду на закуску другим ракам. Остальное увезли домой. Раков транспортировать лучше в вареном виде. Это скоропортящийся продукт и варить их надо только живыми.

Советую прочитать — Как правильно сварить раков

Заканчивая этот короткий экскурс в прошлое, хочу сказать читателям, что люди, увлеченные рыбной ловлей – это особая разновидность Homo sapiens. Ее представители лучше других умеют общаться с Богом. Они научились этому, размышляя о сущности бытия у костра под ночным небом, изукрашенном золотом звезд. Не зная слов молитв, они умеют страстно молится сердцем, обращаясь к Всевышнему в момент вываживания крупной рыбины, произнося заветное заклинание: “Только бы не сошла, только бы не сошла…” Будьте уверены, Господь их слышит. И может быть, когда-нибудь, когда рыбы в водоемах станет еще меньше, чем сейчас, для того, чтобы дети его не остались без улова, Творец научит их ходить по воде.

Советую прочитать:

Если бросить судаком в … – это будет называться мятеж? — …лафа кончилась. О законодательных новшествах, в частности, новых таксах для подсчета ущерба, нанесенного хищными рыболовами щедрому Отечеству нашему.

Каждый ловит рыбу по-своему — Главное – чтобы желание было. Интересный рассказ про рыбалку с элементами юмора… Проснулись от истошных криков своего соседа…

На что ловить раков — Приманки для ловли раков.

У рыбацкого костра

Здесь есть возможность читать онлайн «У рыбацкого костра» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

У рыбацкого костра: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «У рыбацкого костра»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Неизвестный Автор: другие книги автора

Кто написал У рыбацкого костра? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

У рыбацкого костра — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «У рыбацкого костра», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

У рыбацкого костра

В русской классической прозе, да и в поэзии, можно найти немало замечательных страниц и строк, посвященных охоте и рыбной ловле.

Достаточно вспомнить «Записки охотника» И. Тургенева, «Записки об ужении рыбы» С. Аксакова, стихи А. Фета, многие рассказы А. Чехова — «Налим», «Злоумышленник», «Дочь Альбиона» и другие.

В одном из писем поэту Плещееву Антон Павлович Чехов сокрушался: «Жаль, что Вы не рыболов».

И мне искренне жалко тех людей, которым не доводилось встретить рассвет на берегу озера или реки.

Сколько они потеряли!

Ведь время рассвета, когда происходит пробуждение всего живого в природе, — одно из самых замечательных чудес на земле!

Сидишь в лодке и следишь, как постепенно светлеет небо на востоке, как этот розовый свет начинает разливаться по воде, отражающей и прибрежный лес, и причудливой формы облака, и светящуюся еще луну.

Вот в зарослях куги раздался всплеск и поплыли по поверхности воды круги. Вот вся вода покрылась ими — малыми и большими, — плавится резвящаяся рыба.

А вот из зарослей рогоза выплывает стайка шустрых утят, они играют, перегоняя друг друга, и даже не обращают на тебя никакого внимания.

Вот подлетает к тебе камышевка и, усевшись на свесившуюся над водой ветку ивы, с терпеливым любопытством заглядывает тебе в глаза.

Поднявшись с огромной сосны, красавец ястреб чертит в воздухе широкие круги, забираясь все выше и выше…

Совсем близко от лодки на поверхности возникли цепочки пузырьков — подошел лещ. Сейчас начнется клев…

И такая радость входит в душу, заполняя ее до краев.

Эти мгновения остаются потом на всю жизнь.

Не случайно многие выдающиеся писатели России любили рыбную ловлю. Она освежала их душу, помогала им в работе.

Как вспоминал писатель И. А. Белоусов, А. П. Чехов нередко говаривал: «Я думаю, что многие лучшие произведения русской литературы задуманы за рыбной ловлей».

Знаю, что и среди наших современников, замечательных писателей и поэтов, было и есть немало больших любителей рыбалки. Можно назвать имена К. Паустовского, Ф. Абрамова, В. Астафьева, В. Бокова, Ю. Казакова, Е. Носова, В. Липатова, Н. Грибачева, Ф. Искандера, В. Солоухина, В. Кострова, О. Вишни…

Альманах «Рыболов-спортсмен» многое сделал для популяризации рыбной ловли. Его с удовольствием читают многие тысячи не только рыболовов, но и просто людей, любящих природу — леса, озера, реки. Многое сделал альманах в деле пропаганды борьбы за сохранение природы в чистоте и порядке. Думаю, что ему еще предстоит усилить кампанию за сбережение природы.

Ведь рыбалка — это не только страсть, азарт, рожденные борьбой с пойманной рыбой, но и общение с природой, сближение с ней, понимание ее, любовь к ней, охрана ее.

Нам давно пора понять, что мы часть природы, нашей матери, ничуть не выше ее, и должны беречь ее особенно сейчас, когда ей нанесен такой болезненный ущерб руками человечества, техникой, созданной им, нашей бесхозяйственностью, безответственностью, бездумным отношением к ней.

Пора понять, что человек — самое разумное, казалось бы, существо на Земле, нанес ей и самый большой урон, нарушил в пей установившиеся тысячелетиями круговорот и соотношение, надеясь, видимо, на то, что она все стерпит и всегда будет добра и щедра к нему.

Нет, ее богатство и бескорыстие не бесконечно…

Только тогда мы сможем искупить свою вину перед ней, когда восстановим то мудрое равновесие сил, которое установила сама жизнь в живом и неживом мире — среди воды, воздуха, земли, растений и животных.

Каждому истинному рыболову-любителю необходимо помнить об этом.

В организации рыбной ловли большую роль играют рыболовно-спортивные базы, принадлежащие обществу «Рыболов-спортсмен». Это они создают условия для отдыха рыболовов. Кроме того, администрация баз следит еще и за сохранением леса в местности, прилегающей к базам, за своевременным сбором ягод, борется с браконьерами. Мне довелось побывать на нескольких базах и самому убедиться в их благородной, заслуживающей всяческих поощрений роли.

К сожалению, сейчас, кажется, намечается тенденция к сокращению этих баз. Но ведь только в Москве насчитывается 80 тысяч членов общества «Рыболов-спортсмен». И нельзя допустить, чтобы они остались беспризорными, не имели возможности получить минимальный уют на берегах рек и озер…

Источники:

http://www.fishingural.ru/rybolovnye-bajki/1378-u-rybackogo-kostra.html
http://www.litmir.me/br/?b=213270&p=1
http://hobby.wikireading.ru/91
http://www.ohotniki.ru/fishing/cooking/article/2013/10/15/639662-prigotovlenie-ryibyi-v-pohodnyih-usloviyah.html
http://fishx.org/zhizn-rybolova-ne-presna-i-ne-skuchna/
http://libcat.ru/knigi/na-russkom-yazyke/194496-u-rybackogo-kostra.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector